В состав входят:

  • Пептидный пул тимуса, холина геранат, мицеллообразующие пептиды.

Показания:

  • Болезни вилочковой железы.

Пептидный пул комплекса №17 позволяет активировать тимус. Эта железа способна не просто поддерживает ваш иммунитет, но еще усиливать энергию нашего тела. 

Описание:

ОЛИГОПЕПТИДЫ №17.

Пептидный пул тимуса. Оздоровление тимуса (вилочковой железы) – ключ к долголетию.

Состав: пептидный пул тимуса, холина геранат, мицеллообразующие пептиды.

Пептидный пул комплекса №17 позволяет активировать тимус. Эта железа способна не просто поддерживает ваш иммунитет, но еще усиливать энергию нашего тела. Поэтому, когда в нашей энергосистеме происходит дисбаланс, именно вилочковая железа может помочь его восстановить. Тимус является связующим мостом между мозгом и телом человека. Во время стресса тимус сжимается, что приводит к утечке жизненной энергии.

Проблема физиологической коррекции функции иммунной системы при различной патологии и старении являются крайне актуальной. Известно большое количество препаратов различного происхождения и структуры, влияющих на функцию иммунной системы. Однако, наибольший интерес представляют пептидные вещества, учитывая их безопасность и отсутствие у них токсического действия. К таким препаратам относятся синтетические пептиды человеческого тимуса. Необходимо отметить, что тимусу принадлежит ведущая роль в регуляции системы иммунитета, гомеостаза и регенерации тканей. Исходя из концепции Г. Селье об общем адаптационном синдроме, после любого стрессорного воздействия (травмы, интоксикация, инфекция, ионизирующее излучение и др.) возникает стадия «тревоги» длительностью 24-48 часов, которая сопровождается острой инволюцией тимуса. Впоследствии (с 3-х суток) наступает стадия «резистентности», которая характеризуется восстановлением функции тимуса и прекращением дальнейшего развития патологического процесса. Среди пептидных препаратов тимуса особую роль принадлежит пептидному пулу комплекса №17 – синтетическому комплексу пептидов тимуса человека с молекулярной массой до 10 кДа. Препарат восстанавливает иммунитет, регулирует количество и соотношение Т- и В-лимфоцитов и их субпопуляций, стимулирует реакции клеточного иммунитета, усиливает фагоцитоз, стимулирует процессы регенерации и кроветворения в случае их угнетения, а также улучшает течение процессов клеточного метаболизма. Применение комплекса №17 способствовало увеличению продолжительности жизни и снижению частоты возникновения опухолей. Применение комплекса №17 привело к нормализации функции иммунной системы и повышению качества жизни у людей старшей возрастной группы. Препарат применяется в настоящее время при различных иммунодефицитных состояниях и заболеваниях, сопровождающихся нарушением функций иммунной системы. Необходимо отметить полное отсутствие аллергических реакций и других побочных эффектов у пациентов при применении пептидного пула комплекса №17, а также его повторных курсов.

В состав пептидного пула комплекса №17 входит ряд основных пептидных компонентов. Дипептид Glu-Trp ускоряет процессы дифференцировки различных субпопуляций лимфоцитов, модулирует количество Т-хелперов и Т-супрессоров, а также их соотношение – CD4+/CD8+. Дипептид индуцирует экспрессию генов с последующей пролиферацией и дифференцировкой соответствующих популяций лимфоцитов. Дипептид повышает доступность генов для транскрипции путем преобразования гетерохроматина в эухроматин. В эксперименте с применением ДНК-микрочиповой технологии (в эксперименте использовали клоны, входящие в библиотеку «NIA 15K» Национального института старения США), определяли изменение экспрессии 15 247 генов в мозге и сердце мыши. Установлено, что введение пептида животным приводило к статистически значимому изменению экспрессии митохондриальных генов белков: 16S, АТФаза 6, НАДН-дегидрогеназа I (кодирующая ген ND4), цитохром С-оксидаза I (кодирующая ген СOXI). Следует также отметить статистически значимые изменения экспрессии генов, регулирующих синтез белков, относящихся к защитным системам клетки и организма: аденилатциклаза 2 (кодирующий ген Ак2), гемсвязывающий белок (кодирующий ген Hbp), альфа-глобин, белок СОРI (кодирующий ген CopI), гомолог 2 гена Энигма (кодирующий ген Enh2-pending, белок теплового шока 84 (кодирующий ген Hsp84), белок, ассоциированный с малым стрессорным белком PASSI (кодирующий ген PassI, белки тканесовместимости класса II и III.

Также в комплексе №17 содержится дипептид Lus-Glu. Этот дипептид является фрагментом многих цитокинов (IL-1альфа, IL-2, IL-4, IL-5, IL-6, INF-альфа), а также ряда биологически активных веществ – тимозина, тимопоэтинов I, II. Кроме того, этот пептид стимулирует в тимоцитах и эпителиальных клетках тимуса экспрессию аргирофильных белков областей ядрышковых организаторов, которые ответственны за синтез, сборку и транспорт рибосом в цитоплазму. Этот процесс приводит к усилению синтеза белка. Дипептид стимулирует синтез мPHK цитокина IL-2 в лимфоидных клетках. В условиях стрессорного воздействия препарат снижает уровень спонтанной клеточной гибели, повышает пролиферативный потенциал и усиливает резистентность клеток, тем самым способствуя регенерации тканей. Установлено, что дипептид приводит к статистически значимому увеличению в 2-3,7 раза экспрессии генов, отвечающих за клеточное деление, структуру клетки, клеточный метаболизм человека: EPS15, MCM10 homologue, Culline5, APG5L, FUSED, ZNFO1, FLJI2848fis, ITPK1, SLC7A6, FLJ22439fis, KIAA0029, FLJ13697fis, KIAA0699, FLJ10914, Gdap1, MSTP028, MLLT3, PEPP2. Изучено специфическое связывание пептида КЕ со всеми возможными вариантами двунитевой ДНК в бета-форме из 4 пар нуклеотидов методами молекулярного моделирования in silico и электрофоретической подвижности веществ в полиакриламидном геле. Пептид КЕ селективно связывается с последовательностью TCGA ДНК, которая входит в состав указанных генов. Результаты теоретических расчетов были подтверждены экспериментально. Методом электрофореза в полиакриламидном геле установлено выраженное селективное связывание пептида КЕ с ДНК. Данные этого эксперимента полностью подтвердили результаты молекулярного моделирования. Многочисленные эксперименты показали, что дипептид является иммунокорректором, стимулирует процессы регенерации и обладает геропротекторной (омолаживающей) активностью.

Кроме того, в состав пептидного пула комплекса №17 входит трипептид GLu-Asp-Pro. Установлено, что трипептид стимулирует процессы пролиферации и дифференцировки лимфоцитов за счет восстановления синтеза тканеспецифических белков, нормализации метаболических и молекулярно-генетических структур при возрастных нарушениях клеточного и гуморального иммунитета. Пептид способствует продукции мононуклеарными фагоцитами цитокинов IL-1, IL-6, TNF-альфа, а также усиливает пролиферацию эпителиальных клеток тимуса при старении. Выявлено, что введение пептида экспериментальным животным в радиационной модели преждевременного старения усиливало пролиферативный потенциал клеток. Трипептид также способствует деконденсации гетерохроматина в лимфоцитах лиц старческого возраста, что коррелирует с восстановлением экспрессии генов. Результаты этих исследований показывают, что трипептид обладает выраженным иммуногеропротекторным действием.

Таким образом, дипептиды и трипептид, входящие в состав пептидного пула комплекса №17, обладают способностью регулировать экспрессию ряда генов и синтез соответствующих белков в иммунокомпетентных клетках. Следовательно, активность комплекса №17 обусловлена эффектами его составляющих пептидных компонентов, которые имеют определенные механизмы действия и точки приложения.Входящие в состав комплекса №17 ультракороткие пептиды способны оказывать специфическое воздействие на различные звенья иммунитета, что обеспечивает иммуномодулирующие свойства комплекса №17. Исходя из состава, экспериментальных и клинических исследований свойства пептидного пула комплекса №17, можно сделать вывод о важной способности препарата регулировать количество и функцию Т-лимфоцитов, которые являются основным потенциалом функционирования иммунной системы. Следует отметить, что при развитии инфекции, включая коронавирусную инфекцию, у больных наблюдается значительное снижение количества лимфоцитов, Т-лимфоцитов, Т-хелперов. Нарушение функции иммунной системы, а также развитие ДВС-синдрома у пациентов с COVID-19 являются основными факторами, от которых зависит тяжесть течения заболевания.

В проведенных исследованиях показано, что комплекс №17 статистически значимо способствовал увеличению числа Т-лимфоцитов у пациентов с иммунодефицитным состоянием, по сравнению с контрольной группой. Выявлено, что мощность эффекта, оказываемого комплексом №17, определяется как «большой». Следовательно, анализ применения комплекса №17 выявил доказанную эффективность препарата в отношении увеличения количества Т-лимфоцитов у пациентов.

Таким образом, размер эффекта от применения комплекса №17 при иммунодефицитных состояниях может быть интерпретирован и классифицирован как «большой» эффект, в соответствии с принятыми методиками оценки в области статистики.

Выявлено статистически значимое различие числа Т-лимфоцитов по результатам применения комплекса №17 у пациентов по сравнению с контрольной группой. Следовательно, комплекс №17 является эффективным препаратом для коррекции количества Т-лимфоцитов при иммунодефицитных состояниях у пациентов с различными заболеваниями.

Применение комплекса №17 при заболеваниях органов дыхания.

Комплекс №17 в терапии хронических неспецифических заболеваний легких и пневмоний.

Органы дыхания являются одним из важнейших компонентов системы метаболизма, осуществляющих транспорт кислорода в ткани и удаление во внешнюю среду двуокиси углерода. Анатомически органы дыхания можно разделить на два основных отдела: воздухоносные пути и респираторный отдел легких. В свою очередь воздухоносные пути также принято делить на два отдела (полость носа, носоглотка, ротовая полость глотки) и нижние дыхательные пути (гортань, трахея, вне- и внутрилегочные бронхи). Главная функция дыхательной системы – газообмен. Кроме того, дыхательные пути выполняют и другие функции: барьерно-очистительную, метаболическую, фильтрационную, иммунную, нейроэндокринную и др.. В этой связи становится понятным, что нарушение любой из этих функций может приводить к развитию патологического состояния во всем организме. Не случайно состояние органов дыхания является основным предметом сразу нескольких отраслей медицины. По данным ВОЗ в европейских странах хроническими обструктивными болезнями легких страдает около 15% населения. Бронхиальной астмой болеет около 5% населения промышленно развитых стран. Острые респираторные заболевания ежегодно принимают характер эпидемии в большинстве развитых стран мира. Отметим, что в этиологии если не большинства, то очень многих заболеваний органов дыхания, существенная роль принадлежит патогенным и условно-патогенным вирусам, бактериям и в меньшей степени грибам.

В патогенезе заболеваний дыхательных путей существенная роль принадлежит изменениям в системе иммунитета. В ряде случаев эти изменения не выходят за пределы нормо-реакции, развивающиеся в ответ на патогенное воздействие. В других случаях – патоген приводит к формированию вторичного иммунодефицитного состояния. Некоторые заболевания могут развиваться только на фоне уже существующего первичного или вторичного иммунодефицита. Так, например, для хронического бронхита типичным является угнетение Т-звена иммунитета, отмечающееся в среднем у 52% больных, снижение активности В-звена наблюдаетсяу 27% больных и дисфункция фагоцитов – в 49% случаев.Таким образом, при заболеваниях дыхательных путей наблюдается комплекс изменений во всех звеньях иммунитета, которые можно квалифицировать как вторичное иммунодефицитное состояние, требующее включения в состав комплексной терапии препаратов иммуномодулирующей направленности.

Терапия любых заболеваний, сопровождающихся иммунными сдвигами, всегда требует комплексного подхода, при котором этиотропные средства применяются в комплексе с иммуномодулирующими препаратами. Семейство иммуномодуляторов насчитывает несколько десятков препаратов, и число их продолжает пополняться. Учитывая, что система иммунитета является составной частью целостного организма, сам термин «иммунокоррекция», если он не подразумевает заместительную терапию, представляется не вполне корректным. Более точным является термин «биорегулируемая терапия», особенно тогда, когда применяемый препарат обладает достаточно широким спектром биологических эффектов.

К числу таких средств относятся биорегулирующие пептиды комплекса №17. Комплекс №17 относится к числу синтетических пептидов тимуса.

Исследование биологических и иммунологических свойств пептидного пула комплекса №17 показали, что комплекс №17:

— оказывает выраженное модулирующее влияние на реакции иммунитета и неспецифической защиты;

— усиливает процессы дифференцировки лимфоцитов, индуцируя экспрессию и репопуляцию дифференцировочных рецепторов;

— способствует нормализации измененных показателей врожденного иммунитета;

— активирует внутриклеточные биохимические процессы в иммунокомпетентных клетках, что проявляется в увеличении содержания цАМФ и цГМФ и соответственно активности фосфодиэстераз;

— нормализует состояние гемостаза.

В группу хронических неспецифических заболеваний легких (ХНЗЛ) принято объединять различные по локализации и патогенезу заболевания, имеющие ряд общих клинических, функциональных и морфологических проявлений, таких, в частности, как кашель, одышка, нарушения проходимости легких. По нозологическим формам в группу объединены диффузный хронический бронхит и хроническая обструктивная болезнь легких, хроническая пневмония, эмфизема легких, бронхиальная астма.Имеется множество причин, приводящих к развитию ХНЗЛ. Среди них наибольшее значение имеют пороки развития бронхолегочной системы, нарушения функционирования мукоцилиарного аппарата, хронические заболевания ЛОР-органов, активное и пассивное курение, хроническое воздействие пневмотропных ксенобиотиков и другие факторы, приводящие к снижению системной и местной иммунореактивности. Именно вследствие этих причин ХНЗЛ наиболее широко распространена в промышленно развитых странах мира. В настоящее время заболеваниями, отнесенными к группе ХНЗЛ, в разных странах страдают от 5 до 10 % населения.

Клиническая картина ХНЗЛ имеет много общих черт. Заболевания проявляются умеренно выраженными явлениями хронической интоксикации, усиливающейся в периоды обострения. Наиболее типичными признаками обострения являются частый кашель с мокротой, особенно по ночам.

Характерной чертой патогенеза любого заболевания, отнесенного к группе ХНЗЛ, являются нарушения системного и местного иммунитета. Последнее имеет особое значение, поскольку именно слизистая оболочка бронхов может послужить входными воротами инфекции при обострении заболевания.

Общепризнано, что Т-клетки играют центральную роль в иммунопатологических процессах, развивающихся при ХНЗЛ. Изменения в Т-звене проявляются снижением экспрессии CD3+ — и особенно CD4+-рецепторов лимфоцитов периферической крови. Одновременно наблюдается снижение содержания Т-клеточного рецептора (TCR) на поверхностной мембране клеток. Параллельно происходит увеличение числа сенсибилизированных лимфоцитов, а также возрастание ферментативной активности и пролиферации Т-клеток в ответ на специфические антигены структурно-функциональные изменения в Т-звене иммунитета сопровождаются увеличением продукции провоспалительных цитокинов и интерферона g.

В В-звене отмечено угнетение экспрессии рецепторов CD19 и снижение концентрации иммуноглобулинов, особенно IgG в сыворотке крови. Одновременно отмечается увеличение синтеза антител, специфичных для этиологии заболевания и повышение содержания циркулирующих иммунных комплексов. В то же время, В-клеточный дефицит при бронхолегочной патологии не считается ведущим механизмом иммунопатогенеза, более существенными с точки зрения тяжести заболевания, эффективности терапии и прогноза являются изменения в фагоцитарном звене, относящимся к системе врожденного иммунитета. При этом важно отметить, что прогностически значимыми являются не только системные нарушения, но и состояние местного иммунитета респираторного тракта.

Состояние местного иммунитета при ХНЗЛ имеет важнейшее значение для лечения и прогноза патологического процесса. Изменения в местных реакциях иммунной защиты весьма разнообразны и в значительной степени коррелируют с конкретным видом ХНЗЛ. Наиболее часто отмечаются изменения баланса про- и противовоспалительных компартментов. Так, при хроническом бронхите и хронической обструктивной болезни (ХОБЛ), в респираторных отделах отмечено увеличение содержания и функциональной активности CD8 клеток и дендритных клеток, несущих хемокиновый рецептор СХСК6. При иммунохимическом исследовании биоптатов слизистой оболочки бронхов выявлено увеличение CD3+ лимфоцитов, особенно значительное на фоне обструкции. Одновременно отмечалось увеличение синтеза ИЛ1 бета, ИЛ6 и интерферонов альфа и гамма. На фоне хронического воспалительного процесса в бронхиальном дереве наблюдалось достоверное увеличение концентрации бета-дефенсинов-1 и -2 в биоптатах слизистой оболочки. В плазме крови у этих больных отмечено увеличение концентрации только бета-дефенсина-2.

Таким образом, полученные результаты убедительно свидетельствуют о том, что иммунные нарушения играют важную, если не ведущую роль в патогенезе всех ХНЗЛ. Именно эти нарушения являются одной из предпосылок хронизации процесса и периодических обострений. С другой стороны, иммунные нарушения являются патогенетическим обоснованием применения пептидных биорегуляторов, в первую очередь пептидного пула комплекса №17, в комплексном лечении ХНЗЛ.

При лечении любой формы хронического бронхита комплекс №17 позволяет достичь существенного клинического результата. После окончания терапии у больных, получавших комплекс №17, наблюдается увеличение количества Т-лимфоцитов, преимущественно за счет CD4 популяции при сохранении исходного количества CD8 лимфоцитов. Одновременно прослеживается отчетливая тенденция к восстановлению нормального содержания NK-клеток. Отмечена также активация реакции бласттрансформации лимфоцитов фитогемагглютинин (РБТ на ФГА). У больных, получавших только традиционную терапию, по большинству показателей иммунного статуса отмечается лишь тенденция к восстановлению.

Клинически ответная реакция проявляется снижением тяжести симптоматики. Снижается средняя продолжительность лечения. После применения комплекса №17 у больных значительно реже возникали рецидивы заболевания, как правило, протекали они без синдрома бронхообструкции. Продолжительность периода обострений сокращается в среднем на 5-7 дней. Следует также отметить, что повторное применение комплекса №17 при обострении бронхита не сопровождается снижением фармакологического эффекта или привыканием к препарату.

Хронический бронхит нередко сопровождается явлениями обструкции бронхов, которые настолько характерны для многих заболеваний дыхательных путей, что их принято выделять в самостоятельный синдром. Наиболее часто бронхообструктивный синдром возникает при бронхиальной астме, однако он может развиться и при тяжелой форме ОРВИ, при острых хронических бронхитах, реже — при пневмонии.

Как известно, что больные бронхиальной астмой, как правило, имеют высокую чувствительность к респираторным вирусам. В связи с этим, при заболевании ОРВИ в 85% случаев наблюдается обострение бронхиальной астмы с явлениями бронхообструкции. Особую актуальность эта проблема имеет для детей, страдающих бронхиальной астмой. Показано, что антительный иммунный ответ по отношению к респираторным вирусам у детей с хроническим обструктивным синдромом, недостаточен и требует проведения дополнительных лечебно-профилактических мероприятий, в том числе и приема иммуномодуляторов. Кроме недостаточности антительного ответа, отмечаются существенные изменения цитокинового пейзажа. Так, у больных в период обострений отмечается достоверное увеличение провоспалительных цитокинов, таких как ИЛ-1, ИЛ-6, TNF альфа. Содержание провоспалительного цитокина ИЛ-4, напротив, было достоверно снижено.

Таким образом, обострение хронического обструктивного синдрома сопровождалось развитием типичной воспалительной реакции, на фоне которой, как правило, наблюдалось обострение течения атопической бронхиальной астмы. Вместе с тем обострение бронхиальной астмы может предшествовать хроническому бронхообструктивному синдрому. Иначе говоря, эти явления практически неразделимы и развиваются практически одновременно.

Учитывая имеющиеся сведения о биорегулирующем действии комплекса №17 при хроническом бронхите и ОРВИ, логично применять препарат в комплексной терапии больных с бронхообструктивным синдромом.

Применение комплекса №17 в комплексной терапии бронхиальной астмы сопровождалось восстановлением количества и соотношения иммунокомпетентных клеток.

Наиболее заметным изменением в системе иммунорегуляторных клеток при бронхиальной астме является снижение содержания CD8-лимфоцитов, выполняющих не только цитотоксические, но и супрессорные функции. В результате применения комплекса №17 у больных наблюдалось восстановление пула CD8-клеток. В другом исследовании при лечении больных бронхиальной астмой инфекционно-аллергического генеза применяли комплекс №17 и миелопид. Показано, что изученные биорегуляторы способствовали уменьшению выраженности иммунодефицита с одновременным улучшением течения заболевания и нормализацией иммунного статуса. Наибольший клинический эффект, проявляющийся нормализацией 15 показателей из 16 изученных, получен при комбинированной терапии миелопидом и комплексом №17. После лечения одним комплексом №17 наблюдалось улучшение 11 показателей, а после миелопида – только9.

При катамнестическом наблюдении установлено, что продолжительность ремиссии после курса иммунокоррегирующей терапииварьировала от 6 месяцев до 1,5 лет и у 84% больных отмечалось удлинение промежутков между приступами удушья и более легкое их протекание.

При бронхиальной астме назначение комплекса №17 пред началом специфической гипосенсибилизации способствовало повышению результатов лечения. Эти исследования позволили рекомендовать применение комплекса №17 в комплексной терапии бронхиальной астмы, особенно в тех случаях, когда обострение заболевания провоцирует вялотекущий процесс.

Таким образом, комплекс №17 является эффективным иммуномодулирующим средством, позволяющим добиться отчетливого клинического эффекта при лечении хронических неспецифических заболеваний легких.

Учитывая, что у этих больных длительно сохраняется повышенная уязвимость респираторного тракта к воздействию возбудителей острых респираторных заболеваний, в период реабилитации им показано назначение коротких курсов комплекса №17 по 1 капсуле в день в течение 3-5 дней. Профилактические курсы иммуномодулирующих препаратов целесообразно назначать в осенне-зимний период, когда риск острых респираторных вирусных инфекций наиболее высок.

Иммуномодулирующая терапия острых пневмоний.

Острая пневмония представляет собой полиэтиологическое заболевание, причиной которого могут быть патогенные и условно-патогенные микроорганизмы.

Роль инфекционного возбудителя в развитии острой пневмонии, несомненно, важна, вместе с тем в большинстве случаев заболевание развивается на фоне сниженной иммунореактивности организма. Предрасполагающими факторами к возникновению острой пневмонии могут быть: сниженное содержание циркулирующих иммуноглобулинов, депрессия

системы неспецифической защиты, в частности, снижение содержания дефенсинов и других лизосомальных белков в нейтрофилах. Высокий уровень эозинофилов является фактором риска возникновения хронической пневмонии.

На фоне развившегося заболевания быстро формируется комплекс изменений во всех звеньях иммунитета. В первую очередь активируется системы провоспалительных цитокинов, в частности, возрастает содержание ИЛ1 бета, ИЛ6, ИЛ8, ИЛ10, С-реактивного протеина и фактора некроза опухолей (TNFальфа). Со стороны гуморального звена иммунитета отмечается снижение экспрессии CD20+-рецептора, а также уменьшение концентрации сывороточных иммуноглобулинов IgG1, IgG2 и IgA.

В системе неспецифической защиты развивается комплекс нарушений, проявляющихся угнетением функциональной активности альвеолярных макрофагов, а также разрушением альвеолярного сурфактанта при неизменном синтезе сурфанктантных белков. Активность антибактериальных белков нейтрофилов на ранних этапах заболевания возрастает, однако, по мере развития патологического процесса, активность их синтеза снижается.

Таким образом, при пневмонии любой этиологии наблюдается целый комплекс изменений во всех звеньях иммунитета, которые можно квалифицировать как вторичное иммунодефицитное состояние, требующее включения в состав комплексной терапии препаратов иммуномодулирующей направленности.

Комплекс №17 при пневмонии применяют в составе комплексной терапии по 1 капсуле ежедневно в течение 10 дней. В результате проведенного лечения отмечается восстановление соотношение иммунокомпетентных клеток.

Как следует из научных данных, перед началом лечения у больных отмечено существенное снижение количества CD4-лимфоцитов в периферической крови. После иммунокоррегирующей терапии комплексом №17 отмечено восстановление уровня Т-хелперов до среднестатистичской нормы. Аналогичная динамика была отмечена и в отношении CD8-лимфоцитов.

Нормализация содержания иммунокомпетентных клеток сопровождалось восстановлением соотношения циркулирующих иммуноглобулинов, а также достоверным снижением содержания острофазных белков. Клинически это проявлялось более раним, по сравнению с контрольной группой (больные, не получавшие комплекс №17), исчезновением симптомов дыхательной недостаточности и лихорадки. Рентгенологически отмечено более быстрое рассасывание инфильтратов. Средний койко-день сокращался на 19-23%. Ни в одном случае не отмечено каких-либо осложнений после проведенной комплексной терапии с применением комплекса №17.

Комплекс №17 при его применении в комплексном лечении пневмонии обладает антимедиаторным и иммуностимулирующим действием, что позволяет предотвратить аллергические осложнения, а на фоне предшествующей аллергопатологии повысить эффективность лечебно-профилактических мероприятий.

Таким образом, комплекс №17 является важным компонентом комплексной терапии воспалительных заболеваний легких. Препарат целесообразно использовать в сочетании с этиотропной терапией, в частности, одновременно с антибиотиками, и в этом смысле предполагаемая тактика существенно не отличается от той, которая была сформулирована применительно к острым и хроническим инфекционным заболеваниям. Препарат назначается одновременно с другими препаратами по 1 капсуле ежедневно на протяжении 10-15 дней в зависимости от тяжести заболевания.

Пред началом и после курса иммуномодулирующей терапии целесообразно провести оценку состояния иммунной системы, особенно информативным является определение содержания про- и противовоспалительных цитокинов. Определение количества и соотношения субпопуляций лимфоцитов чаще всего малоинформативно. Если проведение подобных исследований представляет существенные технические сложности, можно ограничиться анализом периферической крови и исследованием цитологического состава мокроты. Нормализация количества лейкоцитов и соотношения их субпопуляций, снижение скорости оседания эритроцитов служат объективным показателем процессов восстановления состояния системы иммунитета у больных.

В заключении представляется целесообразным еще раз сформулировать принципы, которые следует руководствоваться при проведении иммуномодулирующей терапии. Применять ее следует с учетом стоящих задач. Таковым могут быть: профилактическая биорегуляция, проводимая с целью предупреждения заболеваний или осложнений, возникновение которых возможно в ходе последующего лечения, либо связанные с другими обстоятельствами и лечебная иммунокоррекция, направленная на восстановление тех или иных иммунологических функций организма.

Важнейшим принципом, обеспечивающим успех в применении пептидных иммуномодуляторов, является комплексность. Иммуномодулирующие средства, в том числе пептидные тимомиметики, применяются только в сочетании с этиотропной терапией.Так, например, одновременное назначение комплекса №17 и антибиотиков при инфекционных заболеваниях бактериальной этиологии позволяет повысить чувствительность возбудителя к антибактериальному препарату, снизить эффективную терапевтическую дозу антибиотика и соответственно уменьшит вероятность ятрогенных осложнений. При совместном применении комплекса №17 и индуктора эндогенного интерферона повышается эффективность противовирусной терапии, заболеваний, вызванных интереферон-чувствительными вирусами, а при профилактическом применении этой схемы возможно предотвращение развития манифестной инфекции.

Отдельным направлением является профилактическаяиммунокоррекция, предполагающая применение иммуномодулятора до медицинской процедуры, требующей мобилизации защитных сил организма. В этих случаях комплекс №17 будет способствовать повышению общей сопротивляемости организма и формированию адекватного состояния иммунной системы.

Применение комплекса №17 в комплексной терапии внутренних болезней.

Панкреатит. В терапевтической практике комплекс №17 применяется при широком круге заболеваний внутренних органов. Имеются данные о применении комплекса №17 при лечении острого панкреатита, неспецифического язвенного колита, перитонита и сепсиса.

У крыс с экспериментальным острым панкреатитом уже через 6 часов после развития патологического процесса наблюдали достоверное возрастание амилолитической активности в сыворотке. Пик этой активности приходился на 24 часа, а затем наблюдалось постепенное снижение к 120-му часу наблюдения. На фоне применения комплекса №17 1 раз в сутки форма кривой изменения амилазной активности была близкой к контрольной, однако активность фермента была существенно ниже, чем в контроле практически во всех точках, за исключением исходных данных и результатов изменения активности через 6 часов после операции.

Полученные клинические результаты позволили сделать вывод о том, что комплекс №17 снижает выраженность деструктивных изменений при остром и хроническом панкреатите и способствует снижению интенсивности аутоферментной агрессии, вследствие нормализации иммунопатологических механизмов, патогенетически связанных с процессами повреждения липидных структур мембран ациноцитов и внутриорганной активации протеолитических ферментов.

У больных острым панкреатитом вторичное иммунодефицитное состояние проявляется системной реакцией в виде снижения экспрессии дифференцировочных рецепторов на Т-лимфоцитах, уменьшения пролиферативной активности Т-клеток в реакции бласттрансформации при отсутствии существенных изменений со стороны В-системы. Однако, такая сравнительно благополучная картина наблюдалась при относительно легком течении заболевания. У больных с другими формами острого панкреатита изменения были более глубокими. Наиболее характерным было снижение относительного количества Т-лимфоцитов с одновременным уменьшением коэффициента Тмю/Ту до 0,6. Отмечалась также выраженная гипоглобулинемия на фоне некоторого снижения количества В-лимфоцитов. Как и при любом остром воспалительном процессе наблюдалась значительная активация провоспалительных цитокинов, особенно ИЛ1 бета, ИЛ6, ФНО альфа. Одновременно отмечалось увеличение синтеза ИЛ4. В системе неспецифической защиты отмечен дисбаланс в функционировании системы фагоцитов с повышением фагоцитарной активности и снижением переваривающей способности. Развитие патологического процесса сопровождалось выбросом в периферическую кровь миелоцитов и метамиелоцитов при одновременном исчезновении из кровяного русла эозинофилов.

С целью коррекции выявленных изменений испытано применение комплекса №17 по 1 капсулев день при острых и хронических панкреатитах. Наибольший корригирующий эффект отмечен при тяжелых формах острого панкреатита. При прогрессирующем течении заболевания уже через 1-10 дней после начала лечения наблюдалось восстановление количества и функциональной активности Т-лимфоцитов, а также показателей неспецифической активности до уровня нормы.

Включение комплекса №17 в комплекс лечебных мероприятий способствовало существенно более быстрой нормализации клинических и биохимических показателей более чем у 90% больных. Полученные результаты позволили рекомендовать комплекс №17 при всех формах острого и хронического панкреатита.

Перитонит. Клинические исследования показали, что состояние иммунного статуса у больных с локализованными и распространенными формами перитонита характеризовалось физиологической иммунодепрессией, наблюдающейся при любых оперативных вмешательствах. На 3-и сутки после вмешательства наблюдалось угнетение экспрессии дифференцировочных рецепторов Т-лимфоцитов, транзиторное снижение количества сывороточного IgA. В системе неспецифической защиты имело место угнетение фагоцитарной активности фагоцитов. Выраженность иммунологических нарушений коррелировала с тяжестью перитонита и течением послеоперационного периода.

С целью коррекции иммунодефицитного состояния одной группе больных назначали комплекс №17, а другой – Т-активин. При определении состояния иммунитета на 7-е сутки после операции по поводу распространенной формы перитонита было установлено более полное восстановление количества и соотношения субпопуляций лимфоцитов у больных обеих групп. В то же время из 30 больных, получавших Т-активин, осложнения в виде нагноения операционной раны наблюдались у 3-х, абсцесс брюшной полости – у одного, и продолжающийся послеоперационный перитонит – у одного больного. Среди 50 больных, получавших комплекс №17, только у 3-х было отмечено нагноение операционной раны. Других осложнений в этой группе не зарегистрировано. Полученные результаты позволили сделать вывод о более высокой эффективности комплекса №17 по сравнению с Т-активином.

Выраженные изменения структурно-функциональных характеристик иммунной системы наблюдаются при желчнокаменной болезни и других острых и хронических заболеваниях печени и желчевыводящих путей. При остром холецистите, осложненном перитонитом, в начальном периоде патологического процесса наблюдаются признаки активации клеточного и гуморального звеньев иммунитета и системы неспецифической защиты, в дальнейшем фаза активации сопровождается снижением содержания IgA на фоне увеличения концентрации IgM; одновременно снижается фагоцитарная активность лейкоцитов. В наибольшей степени эти изменения проявляются при обтурационной желтухе. Применение комплекса №17 в 1-е сутки после начала патологического процесса улучшает состояние клеточного иммунитета, предотвращает снижение показателей неспецифической защиты и отмеченный дисбаланс циркулирующих иммуноглобулинов.

Основные закономерности, выявленные при остром холецистите, в целом согласуются с результатами обследования больных с желчнокаменной болезнью. При остром холецистите в первые 3 суток после операции отмечалась выраженная интоксикация, характеризовавшаяся снижением количества Т- и В-лимфоцитов. Одновременно отмечалось снижение фагоцитарного индекса при нарастании фагоцитарного числа. Содержание IgM и IgA возрастало, а IgG снижалось. Отмеченные изменения достигали максимальной выраженности при присоединении обтурационной желтухи.

Применение комплекса №17 больным с желчнокаменной болезнью, осложненной острым холециститом, существенно улучшало общее состояние больных, предотвращало иммунологические нарушения, способствовало более быстрому выздоровлению. Биорегулирующая терапия комплексом №17 на фоне обтурационной желтухи также приводило к улучшению иммунного статуса в виде практически полного восстановления количества Т- и В-лимфоцитов, нормализации соотношения циркулирующих иммуноглобулинов.

Наиболее важным критерием является количество осложнений у этой категории больных. Как известно, в послеоперационном периоде по поводу калькулезного холецистита частота осложнений достигает 17%, а летальность составляет около 5,5%. На фоне применения комплекса №17 в послеоперационном периоде осложнения наблюдались только у 6,2% больных, а летальность снизилась до 1,5% случаев.

Таким образом, экспериментальные исследования и клинические наблюдения свидетельствуют о том, что применение комплекса №17 на фоне наиболее тяжелых форм абдоминальной патологии приводит к максимально полному восстановлению структурно-функционального состояния системы иммунитета. Конечным результатом биорегулирующей терапии является более быстрое и полное выздоровление больных, снижение частоты осложнений и, самое главное, значительное уменьшение показателя летальности. Представляется, что эти факты являются достаточным основанием для включения комплекса №17 в комплекс средств, применяемых при консервативном и оперативном лечении больных с различными формами абдоминальной патологии.

Как было показано выше, комплекс №17 является не только эффективным тимомиметиком, но обладает отчетливыми антиоксидантными свойствами. Это чрезвычайно интересное свойство комплекса №17 может быть использовано не только в случае лечения заболеваний инфекционно-воспалительного генеза, но и при иной соматической патологии. Рядом авторов установлено, что комплекс №17 оказывает антиаритмическое действие, сопоставимое с эффектами, наблюдаемыми при применении верапамила и лидокаина. Кроме того, он обладает противо-ишемическими свойствами, в основе которых лежат антиоксидантные и анксиолитические свойства комплекса №17. По данным ряда авторов на фоне применения комплекса №17 по 1 капсуле в день у больных с ишемической болезнью сердца наблюдалось восстановление структурно-функциональных показателей иммунитета до уровня среднестатистической нормы. Кроме того, более чем у половины обследованных больных после применения тимомиметика отмечено достоверное снижение уровня тревожности в среднем на 12 баллов.

На модели изолированного сердца было установлено, что комплекс №17 ограничивает степень ишемических и реперфузионных повреждений. Применение препарата приводило к снижению выхода в перфузат миоглобина и нуклеотидов во время реперфузии миокарда на фоне полноценного восстановления сокращений. Эти данные показали, что комплекс №17 обладает мембраностабилизирующей активностью. Интересно отметить, что комплекс №17 полностью предотвращал развитие аритмий в перфузируемом сердце, не изменяя при этом процессы трансмембранного обмена ионов кальция. Ведущими механизмами кардиотропного действия комплекса №17 является стабилизация свойств клеточных мембран за счет антиоксидантных свойств.

Хорошо известно, что система иммунитета высоко чувствительна к воздействию различных химических соединений. Как правило, токсичный ксенобиотик оказывает воздействие одновременно на разные звенья иммунитета, что обусловлено наличием множественных связей между отдельными компартментами системы. В такой системе изменения в одном звене отражаются на функционировании всех, или, по крайней мере, многих ее компонентов. Частыми проявлениями этих изменений являются аллергические реакции, аутоиммунные процессы, повышение восприимчивости к оппортунистическим инфекциям и онкологическая патология. В этих условиях назначение иммуномодулирующих препаратов совместно с другими терапевтическими мероприятиями (детоксикационная, антиоксидантная терапия и пр.) способствует более быстрой реабилитации пострадавшего. В качестве примера можно привести результаты применение комплекса №17 на фоне острого отравления техническими жидкостями дихлорэтаном и ацетонитрилом.

При острой интоксикации дихлорэтаном у крыс наблюдалось снижение противоинфекционной резистентности, угнетение антителозависимой клеточной цитотоксичности, реакции гиперчувствительности замедленного типа и иммунного ответа на Т-зависимый и Т-независимый антигены. Применение комплекса №!7 отдельно или в комбинации с дипироксимом практически отменяло действие дихлорэтана. Высказано предположение, что в основе наблюдавшегося эффекта лежит способность комплекса №17 реактивировать эстеразы клеток крови, в результате чего восстанавливается их способность продуцировать неспецифические факторы защиты организма. Такое действие дополняется модулирующим действием комплекса №17 на структурно-функциональные показатели лимфоидно-макрофагальной системы.

Аналогичные закономерности выявлены и у животных, подвергнутых острому отравлению ацетонитрилом, относящимся, как известно, к группе цианидов. В основе механизма действия токсиканта лежит нарушение переноса восстановительных потенциалов на участие цитохром С-оксидазы вследствие ингибирования этого фермента. Нарушение клеточного дыхания сопровождается глубоким угнетением функций метаболически активных клеток лимфоидно-макрофагального звена. Применение комплекса №17 в этих условиях сопровождается восстановлением Т-зависимого антителообразования, антителозависимой клеточной цитотоксичности и реакций гиперчувствительности замедленного типа. Можно полагать, что на фоне интоксикации тканевым ядом реализуется не только тимомиметический потенциал комплекса №17, но и его антиоксидантные свойства.

Отчетливое иммуномодулирующее действие комплекса №17 отмечается у лиц, подвергавшихся воздействию комплекса экстремальных экологических факторов Приаралья, среди которых хроническое аэрозольное воздействие смеси химических ксенобиотиков, состоящей из морской соли, гербицидов, пестицидов и дефолиантов, в том числе и диоксинов, низкое качество питьевой воды. Для не коренных жителей региона, проживающих на территории от 1 до 5 лет, характерны высокий уровень заболеваемости острыми респираторными инфекциями, частые обострения герпетической инфекции, аллергическая патология, преимущественно в виде атопического дерматита. В периферической крови у этих лиц отмечается снижение содержания Т-лимфоцитов, экспрессирующих CD3+ и CD4+ рецепторы, а также В-лимфоцитов с фенотипами Blg+,BlgM+.

Атопические дерматиты характеризуются рецидивирующим течением с частыми обострениями. Концентрация IgEвкрови при атопии повышена в 1,5-2,0 раза. Интересно отметить, что высокие уровни IgE регистрируются и у лиц без признаков атопических состояний. Применение комплекса №17 по стандартной схеме (1 капсула в день в течение 3-5 дней) способствовало нормализации большинства показателей иммунной системы.

Восстановление иммунологических изменений было связано с заметным улучшением самочувствия и снижением частоты сопутствующих заболеваний. Курсовое назначение комплекса способствовало уменьшению зуда при атопических дерматитах, у больных бронхиальной астмой после курсового применения комплекса №17 отмечено сокращение частоты и глубины приступов астмы. Таким образом, это исследование показало, что применение комплекса №17 с лечебно-профилактическими целями у людей, подвергающихся воздействию ксенобиотических факторов, позволяет существенно улучшить состояние здоровья и до определенной степени предотвратить развитие или прогрессирование иммунозависимой патологии.

Хорошо известно, что ксенобиотические факторы не только являются причиной развития вторичного иммунодефицитного состояния, они также утежеляют течение аутоиммунного процесса, и могут провоцировать обострение заболевания. В этих условиях иммуномодулирующие средства могут оказаться полезными при условии их применения в составе комплексной терапии. Подобная тактика рекомендуется, в частности, при лечении миастении. В соответствии с формулярной системой, при лечении данного заболевания, в основе которого лежит аутоагрессия, направленная на холинорецепторы постсинаптической мембраны и пресинаптические структуры, целью медикаментозных воздействий является улучшение проведения возбуждения в нервно-мышечном синапсе, а также фармакологическая коррекция иммунодефицитного состояния. С этой целью может быть использован пептидный тимомиметик комплекс №17, который применяют по 1 капсуле ежедневно на протяжении 5-10 дней.

При лечении другой, весьма распространенной аутоиммунной патологии – ревматоидного артрита – оптимальным является сочетание иммунодепрессанта, например, метотрексата, с тимомиметиком. В таком сочетании иммунодепрессант уменьшает содержание сывороточных иммуноглобулинов, циркулирующих иммунных комплексов, провоспалительных цитокинов и фагоцитарную активность моноцитов. В результате снижается выраженность клинических и лабораторных признаков аутоиммунного процесса, но одновременно развивается иммунодефицитное состояние, проявляющееся нарушениями Т-звена иммунитета. Комплекс №17 активирует дифференцировку Т-лимфоцитов, но не влияет на клиническую картину заболевания. И только комбинированное применение иммунодепрессанта и тимомиметика позволяет получить положительную динамику клинических и иммунологических показателей ревматоидного процесса. Можно полагать, что именно такая тактика наиболее эффективна и при лечении других аутоиммунных заболеваний.

Еще одним из перспективных направлений биорегулирующей терапии является лечение инсулинозависимого сахарного диабета, ведущим звеном патогенеза которого может быть аутоиммунное прогрессирующее повреждение бета-клеток поджелудочной железы, сопровождающееся снижением секреции инсулина. Показано, что течение этого заболевания часто сопровождается развитием вторичного иммунодефицитного состояния, проявляющегося рецидивирующими бактериальными и вирусными инфекциями. Традиционная терапия инсулином не всегда эффективна и не препятствует развитию осложнений. Это обстоятельство послужило основанием для применения комплекса №17 в качестве средства иммунокоррекции. Препарат назначают по 1 капсуле в течение 5-7 дней подряд (основной курс), а в дальнейшем – 1 раз в 7-10 дней в течение2-х месяцев (поддерживающая терапия).

В испытаниях до лечения у больных выявляли достоверно высокие уровни среднесуточной гликемии, повышенное содержание гликолизированного гемоглобина А1с и уровня холестерина. В иммунной системе отмечены многочисленные разнонаправленные изменения. При применении комплекса №17 уже после основного курса наблюдалось существенное улучшение показателей углеводного и липидного обмена. Через 2 месяца после начала лечения у больных, получавших комплекс №17, отмечена практически полная нормализация иммунологических показателей, в 2 раза уменьшилась средняя амплитуда гликемических колебаний, полностью нормализовалось содержание холестерина. При традиционном лечении существенных изменений в исследованных показателях не установлено.Эффективность комплекса №17 по клиническим данным составляет 94,4%, по лабораторным – 83,3%.

Наиболее эффективным комплекс №17 оказался при лечении впервые выявленного сахарного диабета 1 типа. Меньше времени требовалось для устранения симптомов иммунодефицитного состояния и период компенсации был наиболее продолжительным. Наиболее резистентными оказались больные с длительным течением иммунодефицитного синдрома на фоне сахарного диабета 1 типа. Эти данные в целом не представляют собой чего-то исключительного. Совершенно очевидно, что длительное течение патологического процесса создает менее благоприятные условия для полноценного восстановления структурно-функциональной полноценности иммунной системы.

Резюмируя представленные в разделе материалы, следует отметить что перспективы применения комплекса №17 при заболеваниях внутренних органов достаточно широки. Вместе с тем наибольшего эффекта следует ожидать при тех нозологических формах, в патогенезе которых нарушения со стороны иммунитета играют, если не ведущую, то, по крайней мере, существенную роль. Это, прежде всего, различные воспалительные и аутоиммунные процессы инфекционного и неинфекционного происхождения. Весьма перспективной является иммуномодулирующая терапия сахарного диабета, при котором столь отчетливо выражен иммунодефицитный синдром. Заслуживают серьезного внимания антиоксидантные и ноотропные свойства комплекса №17 и перспективы его использования в терапии сердечно-сосудистой и неврологической патологии. В целом, комплекс №17 является весьма эффективным инструментом в руках врача.

Отдельного внимания заслуживает применение комплекса №17 в дерматологии.

Кожа – один из основных барьеров, защищающих внутреннюю среду. Однако, это не просто механический барьер, а сложная многокомпонентная система, обладающая определенной автономностью и одновременно взаимодействующая со всеми другими системами организма.

Наружный слой кожи представлен полножировой эмульсионной пленкой – мантией, содержащей молочную кислоту и низкомолекулярные ненасыщенные жирные кислоты. В совокупности эти вещества обеспечивают кислую среду, при которой угнетается рост патогенной микрофлоры и тормозится трансдермальное проникновение вирусов.

Клеточный состав кожи включает в себя кератиноциты, дендритные клетки, фибробласты, меланофаги, гистиоциты, лимфоциты. Все эти клетки, взаимодействуя между собой, осуществляют защиту организма от проникновения из внешней среды чужеродных антигенов. При различных патологических состояниях кожи эти клетки обеспечивают необходимые функции защиты: фагоцитоз и элиминацию антигенного материала, выработку цитокинов и иммуноглобулинов различных классов.

Сложность строения кожи предопределяет широкий круг иммунозависимых заболеваний, которые условно можно разделить на 4 основных группы: инфекционно-воспалительные процессы, аллергический, аутоиммунный и пролиферативный синдромы. Практически во всех этих заболеваниях иммунный компонент играет если не ведущую роль, то во многом определяет клинику и исход заболевания. Таким образом, при большинстве заболеваний, отнесенных к упомянутым выше группам, наблюдаются определенные изменения местной и общей иммунореактивности, требующие применения иммуномодулирующих средств.

Среди заболеваний инфекционно-воспалительной природы наиболее частыми являются различные бактериальные (пиодермии, фурункулезы, рожа и др.), вирусные (папилломатоз, герпес) и грибковые инфекции.

Пиодермии занимают ведущее место среди всех дерматозов. Характерной особенностью острых и особенно хронических пиодермий является высокая резистентность к антибиотикотерапии, что естественно затрудняет лечение и способствует длительному течению с частыми рецидивами. Кроме того, при хронических пиодермиях отмечены скрытый и абсолютный дефицит Т-лимфоцитов: снижено количество CD2+, CD3+ и CD4+ лимфоцитов, увеличен абсолютный показатель миграции лейкоцитов. В системе В-лимфоцитов наблюдается увеличение относительного и абсолютного содержания Blg+, дизиммуноглобулинемия в виде увеличения концентрации сывороточных IgG и IgA при нормальном количестве IgM. В системе неспецифической защиты отмечается снижение показателей фагоцитоза нейтрофилов, подавление цитотоксической активности естественных киллеров, снижение содержания С3 компонента комплемента.

Коррекцию иммунодефицитного состояния проводили комплексом №17.

У всех больных наблюдалось ускорение рубцевания и эпителизации, прекращения появления первичных элементов. Результаты определения антибиотикочувствительности стафилококков, выделенных из очага поражения, показало их высокую устойчивость к большинству известных антибиотиков. Под влиянием терапии комплексом №17 у больных наблюдалось повышение чувствительности стафилококков к 18 антибиотикам из 19 тестированных. Повышение чувствительности наблюдалось к одному или сразу нескольким антибиотикам.

В результате комплексного применения антибиотиков и комплекса №17 клинический эффект проявляется полным выздоровлением больных с хроническим фурункулезом, абсцедирующей пиодермией, рецидивирующим остеофолликулитом, папулезным и пустулезными угрями. В течение последующего наблюдения в течение 6-12 месяцев не отмечено рецидивов у больных с хроническим рецидивирующим течением остеофолликулита, фолликулитов и фурункулеза.

Полученные результаты позволили авторам вполне обоснованно рекомендовать внедрение в клиническую практику разработанных ими схем терапии хронических пиодермий, включающих в себя в качестве обязательного этапа биорегулирующую терапию комплексом №17.

Комплекс №17 предложен для коррекции иммунологического синдрома при роже. Известно, что рожа – поверхностный целлюлит, вызываемый бета-гемолитическим стрептококком группы А – представляет собой хроническое заболевание, трудно поддающееся лечению. Развивающееся вследствие хронической микробной агрессии иммунодефицитное состояние проявляется снижением экспрессии дифференцировочных рецепторов Т-лимфоцитов, уменьшением количества естественных клеток-киллеров, увеличением содержания иммунных комплексов. Для рожи характерна активация метаболической активности нейтрофильных лейкоцитов при одновременном снижении хемотаксиса и завершенности фагоцитоза. Коррекцию нарушений иммунитета у больных проводили путем ежедневного применения в течение 5 дней комплекса №17. Одновременно больные получали необходимую противомикробную терапию. В результате проведенной биорегулирующей терапии наступила стойкая ремиссия рецидивирующей рожи, протекающей в буллезно-геморрагической, эритематозно-геморрагической и эритематозно-буллезной формах. В результате применения тимомиметика комплекса №17 отмечена практически полная нормализация измененных иммунологических показателей. Важно подчеркнуть, что у больных, получавших только традиционное лечение нарушения в иммунной системе скомпенсировать не удалось.

Таким образом, успешная терапия хронических гнойных заболеваний кожи может быть достигнута лишь при рациональной комбинации пептидных тимомиметиков (комплекса №17) или иных иммуномодуляторов, антибиотиков и наружных средств в период всего лечения. При этом с целью повышения эффективности антибиотикотерапии, ее следует проводить не фоне применения иммуномодулирующих средств.

Среди вирусных заболеваний кожи и наружных слизистых оболочек существенное место занимают герпес и папилломоматоз. Считается, что герпес является одной из самых распространенных инфекций среди человеческой популяции. Разработано много различных методов лечения герпетических поражений. Дать сколько-нибудь подробный анализ этих методов в рамках одной работы – задача совершенно непосильная. Нам представляется целесообразным остановиться только на некоторых принципах лечения этой инфекции. Как известно, все вирусы герпеса чувствительны к интерферонам, на этом основано применение индукторов интерферона при лечении простого герпеса. Однако замечено, что индукторы оказываются не всегда эффективными. Это связано, прежде всего, с цикличным механизмом синтеза интерферона, смысл которого заключается в том, что период активного синтеза интерферона продолжается в среднем 4 суток, после чего развивается длительное состояние рефрактерности, в течение которого ответ на индуктор слабый или даже отсутствует.

Одним из методических приемов, позволяющих отменить состояние рефрактерности, является применение тимических иммуномодуляторов. Сочетание иммуномодулятора (комплекса №17) и индуктора интерферона в комбинации со специфическими противовирусными средствами, является в настоящее время наиболее рациональной схемой лечения герпеса. Лечение начинается при появлении клинических признаков инфекции. В качестве индуктора интерферона целесообразнее всего использовать флуорены (циклоферон, неовир, амиксин и др.). Препараты применяются по стандартным схемам, разработанным для каждого препарата. Комплекс №17 применяется по 1 капсуле в день. Противовирусный препарат ацикловир или его аналоги целесообразно назначать местно в виде мази. В качестве примера приведем типичную схему лечения, включающую циклоферон, комплекс №17 и ацикловир. Лечение начинается одновременно с появлением типичных герпетических элементов. Циклоферон в виде 12,5 % раствора вводят по 2 мл внутримышечно на 1-й, 2-й, 4-й, 6-й, 8-й дни. Комплекс №17 по 1 капсуле в день на протяжении 3-5 дней. Ацикловир в виде мази или крема наносят на герпетические высыпания. Аналогичная схема может использоваться при опоясывающем лишае, а также при первичном и рецидивирующем генитальном герпесе. В последнем случае курс циклоферона будет в 2-2,5 раза продолжительнее, а комплекс №17 следует применять в течение 10-15 дней с последующим повторением через3-4 недели.

Комбинация комплекса №17 с индукторами показана при лечении папилломатозов, представляющих собой достаточно серьезную проблему, особенно, если учесть, что папилломы обладают определенной контагиозностью и склонностью к рецидивированию. Хирургические методы, как правило, дают временный эффект – спустя несколько месяцев папилломы появляются вновь. Более эффективно обкалывание папилломы препаратами интерферона, однако и в этом случае не исключены рецидивы заболевания. Нами разработан новый методический подход к терапии папилломатозов, заключающийся в одновременном воздействии на папиллому и иммунные механизмы противовирусной защиты. Местно на папиллому ежедневно накладывается микрокомпресс с концентрированным раствором реаферона (до 100 тысяч единиц). Одновременно проводится курс индукторов интерферона и комплекса №17. Индукторы назначают по стандартной для каждого препарата схеме. Комплекс №17 применяют по 1 капсуле в день на протяжении 10 дней. При необходимости продолжительность курса №17 может быть увеличена до 15 или даже 20 дней. Применение описанной методики лечения приводило к полному исчезновению папиллом в течение 3-5 недель. При катамнестическом наблюдении в течение 3-5 лет ни в одном случае не наблюдалось рецидива заболевания.

Типичным заболеванием аутоиммунной этиологии является системная красная волчанка. Ряд авторов сообщает об успешных результатах применения комплекса №17 у данной категории больных. В исследованиях, в среднем, до лечения комплексом №17, заболевание продолжалось от нескольких месяцев до 13 лет и отличалось хроническим течением и частыми рецидивами. Большинство больных этой подгруппы ранее получали традиционное лечение (делагил, кортикостероидные мази и т. п.) без существенного эффекта. В результате применения комплекса №17 по 1 капсуле ежедневно курсами от 10 до 20 дней отмечена тенденция к улучшению клинической картины, а спустя определенное время (3 недели) можно было наблюдать позитивные перемены в клинике заболевания. Иммунологически определялась тенденция к нормализации показателей с последующей коррекцией иммунных сдвигов.

Кроме аутоиммунной патологии комплекс №17 оказался полезным и при применении аллергий. В экспериментах на кроликах исследовали влияние комплекса №17 на формирование аллергических реакций. Показано, что на фоне комплекса №17 у сенсибилизированных животных уровень преципитирующих антител был выше, чем в контроле, а содержание комплемента и циркулирующих иммунных комплексов – заметно ниже. Аллергический шок на фоне комплекса №17 протекал значительно легче, выживаемость животных составила 93%, а в контрольной группе – лишь 22%. Гистоморфологическое исследование показало, что комплекс №17 обладает сильным протективным действием при развитии некроза и жировой дистрофии гепатоцитов (клеток печени) на фоне аллергического шока.

При лечении атопических дерматитов применение комплекса №17 сопровождалось снижением зуда, нормализацией структуры кожи. Курс лечения составлял в среднем 5-10 дней. Продолжительность ремиссии колебалась от 2 недель до 2 месяцев. После курса биорегулирующей терапии имело место значительное улучшение иммунного статуса; увеличение абсолютного содержания Т-лимфоцитов, возрастала чувствительность лимфоцитов в пробе с теофиллином. На фоне проводимого лечения наблюдался выраженный терапевтический эффект.

Применение комплекса №17 при нейродермитах у взрослых сопровождалось восстановлением сниженных показателей Т- и В-систем иммунитета при одновременной нормализации или существенном снижении содержания IgE и циркулирующих иммунных комплексов.

Таким образом, комплекс №17 является эффективным иммуномодулятором, который может применяться при лечении широкого круга заболеваний кожи и подкожной клетчатки, особенно сопровождающихся формированием вторичного иммунодефицитного состояния.

Комплекс №17 в акушерско-гинекологической практике.

Пептидные биорегуляторы, влияющие на процессы роста и развития, широко распространены в тканях многоклеточного организма. Уже на этапах формирования яйцеклетки они поступают в протоплазму. В ходе созревания яйцеклетки синтезируются эмбриональные индукторы, играющие важнейшую роль в начальных процессах органообразования. В дальнейшем формирование тканей и органов находится под контролем гормонов, кейлонов, факторов роста, адгезивных молекул, которые также принимают участие в регуляции экспрессии генов и биосинтеза в специализированных клетках организма.

Применение комплекса №17 при гестозах.

Гестозы встречаются у 17-18% беременных. Ведущим механизмом в патогенезе гестоза являются сосудистые расстройства, характеризующиеся нарушениями гемодинамики, микроциркуляции, сосудистой проницаемости, приводящие к гипоксии органов и тканей и развитию метаболического ацидоза. Непременным спутником гипоксии является активация свободнорадикального окисления. На фоне преэклампсии, как правило, наблюдается угнетение антиоксидантных свойств плазмы, снижение концентрации трансферрина и вполне закономерное увеличение концентрации малонового диальдегида и церулоплазмина. Хронические нарушения маточно-планцетарного кровообращения, повреждения эндотелия способствуют повышению проницаемости сосудов и их чувствительностик вазоактивным веществам, потере их тромборезистентности и, как следствие, развитию хронического синдрома внутрисосудистого свертывания крови.

Иммунологическая теория рассматривает гестоз, как сложный патологический процесс, в развитии которого имеют значение антигены HLA-системы: D17, D7, G0104, а также комплекс нейрогуморальных факторов. Предполагается, что пусковым фактором развития патологического процесса может быть сочетание HLA-гомозиготности, дефекта в рецессивном гене иммунного ответа с фенотипической недостаточностью иммунорегуляторных процессов. В результате формируется структурно-функциональная недостаточность системы иммунитета, проявляющаяся снижением содержания Т-лимфоцитов и их субпопуляций, несущих основные дифференцировочные рецепторы: CD2, CD3, CD4, CD8, а также В-лимфоцитов с фенотипом CD19+. Интересно отметить, что на фоне снижения экспрессии CD3- и CD25-рецепторов в общей популяции Т-клеток, количество лимфоцитов с фенотипом CD4+HLА-DR+ и CD3+NK-клеток больше, чем у женщин с нормально протекающей беременностью. Параллельно с количественными изменениями субпопуляций лимфоцитов отмечено увеличение экспрессии рецепторов ИЛ-2 преимущественно на CD8+ — лимфоцитах, в то время как рецептор интерферона экспрессировался преимущественно на NK-клетках. Экспрессия ИЛ-10 рецептора была достоверно ниже у беременных с явлениями преэклампсии, по сравнению с контролем. Эти данные убедительно свидетельствуют о том, что функциональным компонентом вторичного иммунодефецитного состояния при гестозе является нарушение соотношения Th1/Th2 в сторону Th1-зависимого звена иммунитета. У больных с гестозом, по сравнению со здоровыми беременными женщинами, уменьшен уровень IgG, но увеличена концентрация IgA и IgM.

Учитывая, что иммунные нарушения в патогенезе поздних токсикозов играют весьма существенную роль, применение комплекса №17 в этих условиях является абсолютно оправданными, особенно, если учесть наличие у комплекса №17 антиоксидантных свойств.

При клиническом применении комплекса №17 у беременных с поздним токсикозом в 89,7% случаев наблюдался положительный клинический эффект сразу же по окончании курса лечения, что проявлялось в исчезновении субъективных симптомов, локальных и скрытых отеков, снижении артериального давления, нормализации показателей клинического анализа крови и мочи, частоты сердцебиения плода и его двигательной активности. Положительная динамика клинических показателей коррелировали с нормализацией иммунного статуса. Побочных эффектов и осложнений на фоне применения комплекса №17 не отмечено. Положительный клинический эффект наблюдался с 5-6 дня от начала приема комплекса №17: снижалось артериальное давление, исчезали или уменьшились отеки, происходила нормализация показателей клинического анализа крови и мочи, улучшалось общее состояние беременных.

Одновременно отмечалась нормализация иммунологических показателей, происходило восстановление исходно сниженных параметров клеточного и гуморального иммунитета, повышалась функциональная активность лимфоцитов. Комплекс №17 оказывал стимулирующее влияние на фагоцитоз, снижал количество циркулирующих иммунных комплексов, повышал концентрацию IgM и IgA. В большинстве случаев роды протекали без патологии. Суммарный клинический эффект составил 89% от общего числа наблюдений.

Клинико-иммунологическое изучение применения комплекса №17, проведенное у беременных с легкими формами позднего токсикоза, показало его высокую эффективность. Кроме того, наблюдалось улучшение сердечной деятельности плода и его двигательной активности.Длительность клинического эффекта от назначения препарата составила 4-5 недель.

Резюмируя представленные сведения, подчеркнем, что комплекс №17 при гестозах назначают по 1 капсуле в сутки на протяжении 6-10 дней с момента установления диагноза в зависимости от тяжести процесса. Одновременно проводятся также мероприятия по борьбе с гипоксией и гипотрофией плода и инфузионная терапия комплексными препаратами с целью устранения нарушений гемодинамики, расстройств микроциркуляции, нормализации геологических показателей крови.

В результате применения комплекса №17 в составе комплексной терапии у 65-70% беременных уже со 2-3-го дня после начала лечения наблюдается снижение артериального давления, исчезают или уменьшаются отеки и протеинурия. Положительный клинический эффект подтверждается нормализацией показателей иммунитета и гомеостаза. В большинстве случаев у беременных, получавших комплекс №17, роды протекали без осложнений, не отмечалось случаев повышения артериального давления, что позволило даже при токсикозах тяжелой степени не применять методов оперативного родоразрешения. Состояние новорожденных оценивалось по шкале Апгар, варьирует в пределах 6-8 баллов.

Железодефицитные анемии в той или иной степени выраженности наблюдаются почти у 90% беременных. Основной причиной развития являются снижение содержания железа в сыворотке крови, костном мозге и депо. Отношения между железодефицитной анемией и гестацией носят взаимно отягощающий характер. Беременность сама по себе предполагает возникновение железодефицитного состояния, поскольку является одной из важнейших причин повышенного потребления железа, необходимого для развития плаценты плода. Чаще всего дефицит железа у беременных не является состоянием, требующим фармакологического вмешательства, достаточно бывает введения препаратов железа. И только в случае развития тяжелых форм железодефицитной анемии и присоединения иммунодефицитного состояния, когда возникает риск гнойно-септических осложнений, в послеродовом периоде целесообразно назначать комплекс №17 по 1 капсуле в сутки в течение 3-5 дней.

Особого внимания заслуживает родильницы с железодефицитной анемией, родоразрешенные оперативным путем – кесаревым сечением. С целью снижения послеоперационных осложнений целесообразно применять комплекс №17 после операции в течение 5 суток. После применения комплекса №17 содержание ретикулоцитов у женщин с анемиями беременных увеличивалось в 2,7-3,1 раза, тогда как при использовании препаратов железа, витаминов и гепарина – только в 1,5 раза.

При лечении гипопластических состояний комплексная антианемическая терапия в сочетании с комплексом №17 приводила к быстрому и стабильному восстановлению показателей эритрона, главным образом, за счет активации его регенеративного потенциала.

Под действием комплекса №17 уменьшились явления иммунологической недостаточности и проявления хронического синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови, нормализовалось содержание острофазных белков, восстанавливался до нормы уровень ИЛ-1, повышалась фагоцитарная активность лейкоцитов и концентрация С3-компонента комплемента. Установлено, что применение комплекса №17 особенно эффективно при профилактике анемий у беременных, имеющих HLA антигены В5, В7, В27 идентичности супругов по одному, двум и трем антигенам.

На фоне применения комплекса №17 содержание ретикулоцитов у женщин с анемиями беременных увеличивалось в 2,7-3,1 раза, тогда как при использовании препаратов железа, витаминов и гепарина – только в 1,5 раза. Под действием комплекса №17 восстанавливались показатели клеточного и гуморального иммунитета, повышались фагоцитарная активность лейкоцитов и концентрация С3-компонента комплемента, нормализовалось содержание острофазных белков, и уменьшились проявления ДВС-синдрома. Представленные данные свидетельствуют не только о высокой эффективности иммунотропных препаратов в коррекции нарушений системы эритрона, но и о важной роли иммунной системы в этиологии и патогенезе гестиционных железодефицитных анемий.

Применение комплекса №17 при пиелонефрите беременных.

Среди экстрагенитальных заболеваний, осложняющих течение беременности, патология почек по частоте уступает только сердечно-сосудистым заболеваниям и встречается в 10-15% случаев.

Гестационный пиелонефрит чаще всего проявляется на 22-28 неделе беременности. Предрасполагающими факторами для развития заболевания являются нарушения уродинамики, обусловленные топографо-анатомическими взаимоотношениями между мочеточниками (их давлением и расширением) и маткой, изменениями гормонального и иммунного статуса. Пиелонефрит беременных, как правило, сочетается с железодефицитной гестационной анемией. В 40% случаев при гестационном пиелонефрите развивается поздний гестоз, а частота невынашивания беременности варьирует в пределах от 20% до 30%.

Комплекс №17 в комплексной терапии хронического пиелонефрита у беременных применяли по 1 капсуле в день в течение 5 дней.

На 3-и сутки после применения комплекса №17 отмечалось улучшение состояния больных, снижалась температура, обнаруживались позитивные изменения в анализе мочи (снижение числа лейкоцитов, микрофлоры и т. д.). В крови возрастало количество гемоглобина, лейкоцитов, лимфоцитов.

Наилучший эффект был получен при совместном применении комплекса №17 и малых доз гепарина (по 5 000 ед. 2 раза в день подкожно на протяжении 5-7 суток). В этом случае не только нормализовалась иммунограмма, но быстро улучшались показатели коагулограммы. У больных, получавших комбинированную терапию, на 2-е сутки исчезали симптомы интоксикации, и нормализовалась температура тела, на 3-4-е сутки наступала санация мочи, быстрее приходили к норме показатели крови. Значительно (в среднем на 11 суток по сравнению с контрольной группой и на четверо суток – с больными, которые применяли комплекс №17) сокращались сроки пребывания женщин в стационаре.

Применение комплекса №17 при патологии послеродового периода.

В последнее десятилетие во всем мире отмечают рост послеродовых гнойно-воспалительных заболеваний. Частота их варьируется в связи с отсутствием унифицированных критериев и колеблется в пределах от 5% до 10%. От септических акушерских осложнений во всем мире ежегодно гибнет 150 тысяч женщин. Септические осложнения в послеродовом периоде как причина материнской смертности, продолжают держать печальное лидерство, занимая 1-2-е место и разделяя их с акушерскими кровотечениями.

Основной причиной послеродовых гнойно-воспалительных заболеваний является увеличение удельного веса беременных и родильниц с тяжелой экстрагенитальной патологией и индуцированной беременностью, сопровождающимися снижением иммунологической реактивности организма. Осложнения послеродового периода могут быть следствием изменения характера микрофлоры в связи с широким и не всегда достаточно обоснованным применением антибиотиков широкого спектра действия.

К концу беременности в организме женщины отмечают существенное изменение содержания в сыворотке крови циркулирующих иммуноглобулинов (G, A, M), снижение абсолютного количества Т- и В-лимфоцитов (вторичный физиологический иммунодефицит). На этом фоне экосистема влагалища становится весьма уязвимой, следствием чего является развитие бактериального вагиноза, вызванного усиленным ростом преимущественно облигатно-анаэробных бактерий. Бактериальный вагиноз у беременных составляет в среднем 14-20%. У 60% родильниц с послеоперационным эндометритом выделены одни и те же микроорганизмы из влагалища и из полости матки. При бактериальном вагинозе у беременных в несколько раз повышен риск развития раневой инфекции.

В родах возникают дополнительные факторы, способствующие развитию послеродовых инфекционных заболеваний. Прежде всего, с отхождением слизистой пробки, являющейся механическим и иммунологическим препятствием (секреторный IgA) для микроорганизмов, теряется один из физиологических противоинфекционных барьеров женского полового тракта. Излитие околоплодных вод вызывает повышение рН (снижение кислотности) влагалищного содержимого, на фоне полного отсутствия секреторного IgA. Причина этого явления – механическое удаление белковосодержащих субстратов с поверхности слизистых оболочек родовых путей, резко снижающее местную секреторную защиту. Установлено, что через 6 часов после излития околоплодных вод практически не остается ни одного противоинфекционного барьера женского полового тракта, а степень обсемененности и характер микрофлоры зависят от длительности безводного промежутка. Клиническим проявлением восходящего инфекционного процесса в родах является хориоамнионит. Хориоамнионит, уже при 12-часовом безводном промежутке развивается у 50% рожениц, а спустя 24 часа частота его приближается к 100%. Приблизительно у 20 % родильниц, перенесших хориоамнионит в родах, развивается послеродовый эндометрит и другие формы пуэрпериальных заболеваний. Предрасполагают к развитию послеродовых инфекционных осложнений также акушерские операции, родовой травматизм и кровотечения.

В настоящее время в этиологии послеродовых инфекционных заболеваний ведущую роль играют микробные ассоциации (более 80%), обладающие ы совокупности большей патогенностью, чем монокультуры. Так, не спорообразующие анаэробные бактерии в ассоциации с аэробными видами обуславливают развитие наиболее тяжелых форм послеродового эндометрита.

Установлено, что у родильниц при возникновении гнойно-воспалительных заболеваний в первые 3-е суток снижается количество CD3+, CD22+-лимфоцитов, уменьшается соотношение CD4/CD8 за счет преобладания супрессорно-цитотоксических клеток CD8+. Одновременно с этим у больных женщин повышается содержание цитокинов ИЛ1-альфа и особенно ИЛ8, в меньшей степени – ИЛ1-бета и ФНО-альфа. Кроме того, происходит снижение фагоцитарной, секреторной и медиаторной функции нейтрофильных гранулоцитов.

Применение комплекса №17 по 1 капсулеежедневно в течение 5-10 дней в комплексной терапии родильниц с гнойно-воспалительными заболеваниями, а также женщинам группы риска в большей степени, чем декарис, пентоксил, метилурацил, способствовало восстановлению иммунных показателей и функциональной активности нейтрофилов, что в свою очередь улучшало клиническое течение заболевания, приводило к уменьшению частоты развития их генерализованных форм, сокращению сроков лечения и снижению количества оперативных вмешательств.

Применение комплекса №17 при лечении воспалительных заболеваний матки и придатков.

Воспалительные заболевания матки и придатков являются ведущей патологией женской половой сферы. Клинико-иммунологическое обследование женщин с воспалительными заболеваниями матки и придатков, выявило общие закономерности изменений показателей иммунной системы при остром метроэндометрите, хроническом сальпингоофорите, гнойных турбовариальных образованиях и пельвиоперитоните. Они выражались в достоверном снижении абсолютного количества и Т- и В-лимфоцитов. В 82,5% случаев выявлено снижение абсолютного количества и в 92,6% уменьшение функциональной активности субпопуляций Т-клеток, определяющих направление и силу иммунного ответа. Глубина и диапазон количественных и функциональных нарушений в клеточном и гуморальном звеньях иммунитета, коррелировали с тяжестью патологического процесса, состоянием больных, со степенью деструктивных изменений во внутренних половых органах.

Отмеченные изменения в совокупности образуют вторичное иммунодефицитное состояние, требующее соответствующей иммунокоррекции. Естественно, что иммунокорректор следует применять в комплексе с этиотропными и противовоспалительными средствами. Предложенная нами схема иммунокорригирующей терапии предполагает применение комплекса №17 по 1 капсуле в день ежедневно в течение 5-7 дней.В тяжелых случаях продолжительность курса может быть увеличена до 10 дней, в этом случае весьма желательно в процессе лечения контролировать состояние иммунной системы.

Клинико-иммунологическая эффективность комплекса №17 при включении его в комплексную терапию больных при воспалительных заболеваниях матки и придатков, выражалось в восстановлении количественных и качественных показателей иммунитета в 94.7% случаев. В контрольной группе уровень показателей специфического иммунитета и неспецифической резистентности в результате лечения восстановился только у 32,8% больных. В результате комплексной терапии, включающей комплекс №17, у больных достоверно раньше, чем в контрольной группе, нормализовалась температура тела, исчезали болевой синдром и симптомы общей интоксикации, что позволило сократить койко-день в среднем на 3 дня.

Применение комплекса №17 для профилактики послеоперационных гнойно-воспалительных осложнений.

За последние годы частота послеоперационных гнойно-воспалительных осложнений у гинекологических больных не только остается достаточно высокой, но и растет, составляя от 7 до 29,8%, а при некоторых видах оперативных вмешательств достигает 40%.

Изменился характер течения послеоперационных гнойно-воспалительных осложнений с преобладанием плохо поддающихся терапии стертых и тяжелых форм, вызванных неклостридиальными анаэробами.

Именно поэтому, поэтому за последние годы точка зрения на проблему профилактики и лечения послеоперационных гнойно-воспалительных осложнений существенно изменилась. Все чаще большинство специалистов переносит акцент с чисто хирургических проблем на вопросы предоперационной подготовки и проведения активных реабилитационных мероприятий в раннем послеоперационном периоде, направленных на повышение естественной резистентности иммунологической реактивности организма.

Для больных с неосложненным течением послеоперационного периода характерна активная санация зоны хирургического вмешательства. Она протекает на фоне умеренно выраженной Т- и В-иммунодепрессии лимфоцитов, с высоким приростом циркулирующих иммунных комплексов на фоне лейкоцитоза и гиперпродукции ИЛ-2. Одновременно наблюдается кратковременное увеличение концентрации молекул средней массы, белков острой фазы воспаления и малонового диальдегида.

При развитии осложнений послеоперационного периода, прежде всего, снижаются темпы санации зоны хирургического вмешательства. Она протекает на фоне затяжной иммунодепрессии Т- и В-лимфоцитов, замедленного прироста циркулирующих иммунных комплексов, нейтропении и снижения уровня ИЛ-2. Одновременно отмечается гиперглобулинемия А и G, активация перекисного окисления липидов при отсутствии реакции со стороны острофазных белков. Отмеченные процессы существенно утежеляют послеоперационный период и требуют адекватный иммунокоррекции, которая может проводиться как в предоперационном, так и в послеоперационном периодах.

Показанием для назначения комплекса №17 является дисбаланс иммунной системы больных, который характеризуется уменьшением абсолютного количества общей популяции лифмоцитов, Т- и В-популяций, угнетением функциональной активности Т-лимфоцитов, снижением абсолютного количества и активации фагоцитов.

Комплекс №17 применяли по 1 капсуле в сутки в течение 3-5 дней с целью предоперационной подготовки и/или начиная с 3-х суток после операции в течение 5 или даже 10 дней.

После операции уже на следующие сутки после назначения препарата пациентки отмечали улучшение общего самочувствия, исчезновение слабости и головной боли, повышение настроения. Применение комплекса №17 приводило к быстрой нормализации температуры и уменьшению длительности болевого синдрома, по сравнению с оперированными больными, у которых препарат не применялся. Антибактериальные препараты в сочетании с трихополом и бисептолом у больных, получавших комплекс №17, назначались в 2 раза реже. Предложенная схема биорегулирующей терапии сопровождалась достоверным уменьшением койко-дня, по сравнению с пациентами с послеоперационными гнойно-воспалительными осложнениями, получавших только симптоматическое и антибактериальное лечение.

Таким образом, применение комплекса №17 до и после плановых операций у женщин с высоким риском развития послеоперационных гнойно-воспалительных осложнений и в ургентной гинекологии оказывало иммунокоррегирующее действие на иммунные и биохимические параметры гомеостаза, что, очевидно, и определяет эффективность его применения у больных для профилактики и лечения послеоперационных гнойно-воспалительных осложнений.

Подводя общий итог применения комплекса №17 в акушерско-гинекологической практике, следует, в первую очередь отметить, высокие результаты, полученные при комплексном лечении комплексом №17 различных воспалительных процессов. Эти результаты убедительно свидетельствуют о том, что комплекс №17 является высокоэффективным иммуномодулирующим средством лечения широкого круга воспалительных заболеваний женской половой сферы. Безопасность, широчайший терапевтический интервал, отсутствие побочного действия делают комплекс №17 совершенно незаменимым препаратом при комплексном лечении гинекологической патологии и патологии беременности, особенно воспалительных заболеваний и гипопластических анемий.

Комплекс №17 в сочетании с комплексом №21. Клинические аспекты применения пептидных биорегуляторов в комплексном лечении хронического простатита.

Простатит — это воспалительное заболевание предстательной железы.

Впервые упоминание об этом заболевании встречается в литературе в 1915 году. Первым же, кто привел точное описание патологической картины простатита был Verdes (1838). Этот термин используется в медицине почти 200 лет. Тем не менее, современная медицина пока не располагает достоверными сведениями о причинах и механизмах развития, эффективных методах лечения простатита.

Именно поэтому ученые и врачи-клиницисты, изучающие эту проблему и оказывающие помощь больным, не могут пока решить целый ряд вопросов. Вот некоторые из них:

1. Во всех ли случаях появления болей в промежности, нижних отделах живота, половых органах, расстройства мочеиспускания обусловлено воспалением предстательной железы или же это проявление неблагополучия в других органах и структурах малого таза? В каких случаях врач может поставить диагноз – простатит?

2. Какова роль микробного фактора (неспецифической инфекции) в этиологии простатита?

3. Могут ли инфекции, передающиеся половым путем, быть причиной простатита?

4. Может ли простатит быть причиной эректильной дисфункции, других проблем в половой жизни мужчины?

5. Как правильно лечить простатит и нужно ли это делать, учитывая, что простатит – это хроническое заболевание?

Эпидемиология. Абсолютное число зарегистрированных больных с заболеваниями предстательной железы в РФ в последние годы прогрессивно возрастало, увеличившись с 717 890 человек в 2002 году до 1 161 849 человек в 2009 или на 68,8%. Показатель числа зарегистрированных больных на 100 000 взрослого мужского населения за эти годы также увеличился с 1 408 500 до 2 221 500 (+57,7%). Рост этого показателя в 2009 году в сравнении с 2008 годом составил 3,2%.

Этиология и патогенез. Острый бактериальный простатит может быть вызван различными микроорганизмами. Наиболее часто ткани простаты поражаются бактериями, как кишечная палочка, клебснелла, протей, синегнойная палочка, энтеробактер, энтерококк, серация и золотистый стафилококк. Многие из этих агентов являются компонентами нормальной флоры организма и постоянно присутствуют на кожных покровах, в кишечнике и т. д.. Проникая в ткани предстательной железы, они способны вызывать развитие острого воспалительного процесса.

Этиология и патогенез хронического простатита окончательно не изучены.

Большинство исследователей сходится во мнении, что только в 10% случаев удается доказать роль микроорганизмов в развитии простатита.

В остальных случаях, по-видимому, причиной развития хронического асептического воспаления в простате является дискинезия Нарушение функциональных взаимоотношений) тазовых органов, приводящая к нарушению оттока секретов половых желез, нарушению кровоснабжения органа, уретропростатическому рефлюксу (забросу мочи в ткань простаты).

Предпосылкой для развития данного патологического состояния является, в том числе, анатомо-физиологическое своеобразие предстательной железы – единственного в своем роде мышечно-железистого органа, выполняющего разнообразные функции, в том числе, механические (замыкательная, с периодическим переключением на направленное изгнание жидкостей) и функции железы с внешней секрецией и факультативной эндокринной регуляцией.

В результате секреторных дисфункций меняется и биохимический состав секрета простаты. Происходит снижение уровня фруктозы, лимонной кислоты, кислой фосфатазы, катионов цинка, магния и кальция, а также цинксодержащего простатического антибактериального фактора. Данные изменения снижают способность секрета простаты препятствовать развитию бактериального воспаления и повышают вероятность участия в патогенезе микробного фактора.

Классификация. Наиболее удобной и отражающей суть патологического процесса в простате является классификация Американского Национального Института Здравоохранения (NIH USA) от 1995 года. В ней выделено четыре категории простатита:

  1. Острый (бактериальный) простатит.
  2. Хронический бактериальный простатит.
  3. Хронический не бактериальный простатит/синдром хронической тазовой боли (CP/CPPS):

— воспалительный хронический тазовый болевой синдром (в секрете простаты, моче и эякуляте определяются лейкоциты);

— не воспалительный хронический тазовый болевой синдром, при котором признаки воспаления отсутствуют.

4. Асимптоматический хронический простатит.

Обобщенные данные показывают частоту отдельных видов простатита:

Острый бактериальный – 5-10%, хронический бактериальный – 6-10%, абактериальный простатит (синдром хронической тазовой боли) 80-90%, бессимптомный воспалительный простатит – 9%. Известно, что абактериальный простатит по частоте превышает бактериальный в 8 раз, д

Клиническая картина. Симптомы воспаления предстательной железы можно разделить на четыре группы:

  1. Болевые ощущения (боль в промежности, заднем проходе, крестцовой области, паховой области, нижних отделах живота;
  2. Расстройства мочеиспускания, обструктивные симптомы;
  3. Сексуальные расстройства (ускоренное семяизвержение, боли при семяизвержении, вторичное снижение либидо и эректильная дисфункция);
  4. Снижение фертильности (за счет изменения биохимических свойств эякулята).

Диагностика.

  1. Мазок из уретры.
  2. Трехстаканная проба мочи.
  3. Исследование секрета простаты.
  4. Бактериальное исследование (посев) 4-х порций мочи по методу Meares-Stamey.
  5. Исследование эякулята.
  6. Обследование на заболевания, передающиеся половым путем.
  7. Ультразвуковое исследование (УЗИ) мочевого пузыря, простаты, определение остаточной мочи с применением трансректального датчика. УЗИ с возможностью изучения кровотока в предстательной железе (Допплеровское исследование).
  8. Урофлуометрия.

В комплекс лечения больного хроническим простатитом включают:

  1. Мероприятия, направленные на нормализацию функций тазовых органов (мочеиспускания, дефекации, половой жизни);
  2. Медикаментозное лечение:

— антибактериальная терапия в случае бактериального простатита;

— препараты, блокирующие нервные окончания в шейке мочевого пузыря и простаты (а-адреноблокаторы). Препараты этой группы устраняют препятствия току мочи в области шейки мочевого пузыря, предотвращают рефлюкс (заброс) мочи в выводные протоки предстательной железы;

— нестероидные противовоспалительные препараты, оказывающие системное противовоспалительное воздействие;

— препараты, улучшающие микроциркуляцию, биохимические свойства секрета простаты.

3. Физиотерапевтическое лечение, направленное на улучшение кровообращения простаты и способствующие регенерации ее тканей.

4. нормализация половой жизни (психосексуальная реабилитация, назначение ингибиторов фосфодиэстеразы, психотерапия).

В связи с отсутствием четких схем этиотропного и патогенетически направленного лечения, высокой частотой рецидивов, необходимостью поиска новых возможностей медикаментозной терапии и метафилактики хронического абактериального простатита, было проведено исследование эффективности пептидных биорегуляторов комплекс №21 и комплекс №17 в комплексном лечении хронического простатита.

Комплекс №21 – комплекс биологически активных пептидов предстательной железы.

Комплекс №21 относится к препаратам, улучшающим метаболизм в предстательной железе и корректором уродинамики.

Комплекс №21 оказывает специфическое органотропное действие на предстательную железу и позволяет осуществить патогенетическую терапию связанных с нею заболеваний.

Комплекс №17 – пептидный пул тимуса. Препарат восстанавливает нарушенную иммунологическую реактивность (регулирует количество и соотношение Т- и В-лимфоцитов и их субпопуляций, стимулирует реакции клеточного иммунитета, усиливает фагоцитоз), стимулирует процессы регенерации и кроветворения в случае их угнетения, а также улучшает течение клеточного метаболизма.

В испытаниях больные, наряду с традиционной медикаментозной терапией (а-адреноблокаторы, нестероидные противовоспалительные средства), получали препараты комплекс №21 и комплекс №17. Препараты применялись по 1 капсуле 1 раз в день в течение 10 дней.

При оценке влияния препаратов комплекса №17 и комплекса №21 на различные группы симптомов было установлено, что эти препараты оказывают положительное действие и на болевой синдром, и на расстройства акта мочеиспускания у больных хроническим абактериальным простатитом. Так, после лечения интенсивность болевого синдрома по шкале NIP-CPSI снизилась с 19,2 до 11 баллов. Расстройства акта мочеиспускания уменьшились с 12,2 до 4,3 баллов. Столь выраженный симптоматический эффект обусловил и заметное повышение качества жизни больных хроническим абактериальным простатитом.

После лечения улучшились урофлуометрические показатели: скорость потока мочи с 8 мл/с до 18. Улучшение микроциркуляции снижало отек предстательной железы, уменьшало болевой синдром и выраженность расстройств акта мочеиспускания. Объем предстательной железы до лечения в среднем составлял 30, а после лечения 15-20.

Уменьшение объема предстательной железы можно объяснить уменьшением или исчезновением отека этого органа и нормализацией микроциркуляции в предстательной железе. У большинства больных хроническим абактериальным простатитом до начала лечения были отмечены патологические изменения эякулята. После лечения у больных возрос объем эякулята, снизилась вязкость эякулята, уменьшился срок разжижения эякулята, что свидетельствует об улучшении функции предстательной железы у больных хроническим абактериальным простатитом после лечения комплексом №17 и комплексом №21. При исследовании на сроках от 1 до 3 месяцев после окончания лечения достоверно улучшились показатели эректильной функции с 16 до 30 баллов.

При проведении исследований не было зарегистировано ни одного случая возникновения нежелательных явлений на фоне приема препаратов комплекс №17 и комплекс №21.

Перечень проблем в диагностике и лечении простатита можно продолжить. Очевидно, что сведений по нормальной и патологической физиологии простаты недостаточно, скорее всего, в связи с отсутствием информативных и достоверных методов диагностики состояния этого органа.

Становится понятным, почему распространенность простаты высока и имеет тенденцию к увеличению, а эффективность лечения хронических форм оставляет желать лучшего.

Таким образом, хронический простатит – заболевание, причины которого до конца не изучены. К составлению плана обследования и лечения нужно относиться внимательно и вдумчиво. Заболевание развивается, как правило, в течение нескольких лет, поэтому лечебные мероприятия занимают длительный период времени и должны быть направлены на устранение уже известных факторов патогенеза. После ликвидации симптомов обострения больной хроническим простатитом должен самостоятельно следить за своим здоровьем (профилактика рецидивов заболевания), активно участвовать в процессе выздоровления.

Заключение.

— пептидные биорегуляторы комплекса №17 и комплекса №21 являются важным компонентом в комплексе лечебных мероприятий у больных хроническим абактериальным простатитом;

— проведенные исследования показали высокую эффективность и безопасность препаратов комплекса №17 и комплекса №21 при лечении больных, страдающих хроническим абактериальным простатитом, а также метафилактики этого заболевания;

— использование препаратов комплекс №17 и комплекс №21 в исследованиях достоверно приводило к снижению болевого синдрома, оказывало положительное действие на расстройства акта мочеиспускания, заметно улучшало качество жизни больных, способствовало нормализации кровотока в предстательной железе и уменьшению или исчезновению отека этого органа, повышало подвижность сперматозоидов в эякуляте и улучшало половую функцию больных хроническим абактериальным простатитом;

— клинический эффект обусловлен положительным влиянием на обменные процессы и регенерацию тканей предстательной железы, улучшением трофики простаты, нормализацией гормональной регуляции, нормализации биохимических свойств половых желез, повышением общего жизненного тонуса.

Комплекс №17 в профилактике и комплексной терапии инфекционных заболеваний.

Классическим примером заболеваний, сопровождающихся формированием вторичных иммунодефицитных состояний, являются инфекции. Не случайно о терапевтической активности любого иммуномодулятора в первую очередь судят по его способностивосстанавливать иммунореактивность, сниженную в результате инфекционного заболевания. В этом смысле комплекс №17 оказался эффективным препаратом, нашедшем применение в комплексной терапии вирусных гепатитов, туберкулеза, псевдотуберкулеза, гриппа и острых респираторных вирусных инфекций, кандидозов, геморрагической лихорадки с почечным синдромом и других заболеваний бактериальной и вирусной этиологии.

Наиболее часто препарат использовался в лечении и профилактике острых респираторных вирусных заболеваний (ОРВИ) и гриппа. По данным ряда авторов однократное применение комплекса №!7 сопровождалось достоверным снижением заболеваемости. При этом уровень суммарной заболеваемости снижался в 1,5 раза, а количество случаев затяжного течения заболевания (свыше 10 дней) в 5,6 раза.

Частота заболеваний сократилась в 1,5 раза, а потребность в госпитализации – в 1,3 раза. Индекс профилактической эффективности достигал 3,4-9,0. При применении комплекса №17 по 1 капсуле в день 3 дня подряд. Наибольший эффект отмечен в течение первого месяца после применения. Уровень заболеваемости в этот период снижался примерно в 10 раз, а средняя величина трудопотерь – в 32,8 раза.

Важно отметить, что на фоне терапевтического применения комплекса №17 у больных ОРВИ и гриппом существенно сокращалась продолжительность заболевания, и быстрее исчезали основные клиническиепроявления инфекции.

При терапевтическом применении комплекса №17 наиболее заметным было сокращение продолжительности заболевания и признаков воспаления задней стенки глотки.Достоверно реже развиваются осложнения в виде пневмоний, синуситов, отеков.

В основе профилактического и терапевтического действия комплекса №17 лежит его способность восстанавливать сниженные показатели системы иммунитета и в меньшей степени стимулировать синтез эндогенного интерферона, однако, как и другие пептиды тимического происхождения, он отменяет фазу физиологической рефрактерности синтеза эндогенного интерферона. Иначе говоря, комплекс №17 является не стимулятором, а индуктором выработки эндогенного интерферона, преимущественно альфа- и бета-фракций.

Отмеченные свойства комплекса №17 были реализованы в методе профилактики и лечения гриппа и острых респираторных вирусных инфекций.

Экспериментальные исследования показали, что комплекс №17 существенно повышает уровень противовирусной резистентности.

Профилактическое применение препарата в организованном коллективе по 1 капсуле в день в течение 4-х дней сопровождалось достоверным снижением заболеваемости ОРВИ уже со 2-го дня после окончания профилактического курса, в то время, как в группе сравнения вспышка имела выраженный взрывной характер с семикратным увеличением количества больных в течение суток. Кроме того, в контрольной группе в 2% случаев развивались постинфекционные осложнения в виде острой пневмонии, а в опытной группе каких-либо постинфекционных осложнений вообще не наблюдалось.

В другом наблюдении применение комплекса №17 сопровождалось пятикратным снижением уровня заболеваемости острыми респираторными вирусными инфекциями. Одновременно со снижением уровня заболеваемости респираторными инфекциями не наблюдалось существенное уменьшение частоты постинфекционных осложнений в виде острых бронхитов и пневмоний.

В других исследованиях с целью реабилитации часто болеющих детей применяли комплекс №17 в сочетании с комплексным иммуноглобулиновым препаратом. Всего проводилось три курса подобной терапии. После 1-го курса практически исчезли эпизоды повторных респираторных заболеваний или заболевание протекало в легкой форме. Нормализация иммунограммы наблюдалась после 2-го и 3-го курсов терапии. У детей с выраженным аутоиммунным компонентом и клиническими проявлениями дермато-респираторного синдрома отмечалось клиническое улучшение состояния (исчезновение кожных проявлений, уменьшение частоты эпизодов бронхообструкции). По мнению авторов, показаниями для включения комплекса №17 в комплексную терапию респираторной вирусной инфекции с осложненным течением является стойкая бронхообструкция с нарушением регуляторных механизмов на центральном и местном уровнях. В этом случае комплекс №17 способствует ликвидации бронхообструкции, уменьшению гипергаммаглобулинемии, повышению исходно сниженного уровня кортизола с небольшим приростом АКТГ. Одновременно имеет место гармонизация гипоталамо-гипофизарно-тиреоидных взаимодействий. Проведенные авторами катамнестические наблюдения показали высокую эффективность проведенной терапии у 87% больных.

К числу наиболее распространенных вирусных инфекций, при которых комплекс №17 может оказаться весьма эффективным дополнением этиотропной терапии, относятся вирусные гепатиты. Это объясняется двумя основными факторами. Во-первых, большинство возбудителей этого заболевания чувствительны к эндогенному и экзогенному интерферону и в этих условиях комплекс №17, способный отметить блок синтеза эндогенного интерферона, несомненно, усилит действие противовирусных средств и других индукторов, например, тилорона. Во-вторых, такая тяжелая инфекция, как вирусный гепатит неизбежно сопровождается глубокими нарушениями иммунореактивности вплоть до развития иммунодефицитного состояния, особенно при вирусных гепатитах В и С. Комплекс №17 в этих условиях будет способствовать восстановлению сниженной активности иммунной системы.Данное обстоятельство представляется тем более важным, если учесть, что используемый в протоколе лечениярибавирин в силу повышенной токсичности оказывает неблагоприятное воздействие на состояние системы иммунитета комплекс №17 в этих условиях может нивелировать побочное действие рибавирина.

В серии исследований была проанализирована эффективность применения комплекса №17 при вирусном гепатите А (ВГА) и тифо-паратифозных заболеваниях (ТПЗ), в том числе и микст-инфекциях: ВГА+ТПЗ, ВГА+амебиаз, ТПЗ+малярия. Комплекс №17 назначали ежедневно однократно по 1 капсуле в день в течение 5 дней в остром периоде или в период реконвалесценции. Одновременно с комплексом №17 проводили стандартную патогенетическую и симптоматическую терапию.

При назначении комплекса №17 больным с ВГА+ТПЗ отмечалось сокращение длительности лихорадочного периода, а также продолжительности существования других симптомов: увеличения размеров печени, общей слабости в среднем на 25%. Частота обострений и рецидивов ТПЗ после курса комплекса №17 уменьшилась с 47,9% до 16,2%, примерно во столько же раз – с 72,9% до 25,6% снизилась частота затяжного течения вирусного гепатита А. Применениекомплекса №17 позволило сократить сроки лечения больных микст-инфекциями в среднем на 32%. Одновременно с отчетливым клиническим эффектом отмечена нормализация иммунологических показателей, в том числе восстанавливалось соотношение иммунорегуляторных клеток, снижался показатель реакции торможения миграции лейкоцитов.

При других микст-инфекциях отмечено сокращение сроков лечения больных в среднем на 7-10 дней. При этом значительно быстрее происходило восстановление функции печени. У всех больных, получавших комплекс №17, отмечено более высокое наступление клинико-лабораторной ремиссии. При катамнестическом наблюдении за больными, перенесшими вышеуказанные заболевания и получавшими комплекс №17 в составе комплексной терапии не отмечено рецидивов, реинфекций или признаков хронизации заболевания.

В последнее время все большую эпидемиологическую значимость приобретают вирусные гепатиты В и особенно С, клинические формы заболевания и прогноз которых в значительной степени зависят от состояния иммунореактивности. Так, например, прогредиентное течение вирусного гепатита В чаще наблюдается на фоне вторичного иммунодефицитного состояния. Применение комплекса №17 у этих больных сопровождалось отчетливым клиническим эффектом, особенно при среднетяжелой форме заболевания с затяжным течением. Продолжительность желтушного периода у больных, получавших комплекс №17 в составе комплексной терапии, была в среднем на 10% короче, чем у больных получавших только базовое лечение. Комплекс №17 способствовал более быстрой нормализации трансаминаз и сокращению длительности HBs-антигенемии.

Ряд авторов для лечения больных вирусным гепатитом В с прогредиентным течением применяли реаферон по 1млн. ЕД 2 раза в день в течение 7 дней в сочетании с комплексом №17 (по 1 капсуле 1 раз в день в течение 7 дней). Больные группы сравнения получали только реаферон. Из 38 больных, получавших комплексную терапию, выздоровление отмечено у 32 (84,2%), а в группе сравнения – выздоровело 37 больных из 55 (57%).

В другой серии наблюдений аналогичную терапию назначали больным с высокими титрами HBsAg и HBeAg в острой фазе болезни. После проведенной терапии хронический процесс сформировался только у 2 из 61 больного (3,3%), а в группе сравнения (больным назначали только реаферон) хронизация имела место у 12 из 66 (18,2%). Полученные результаты позволили авторам сформулировать тактику применения комплекса №17 при данном заболевании. По их мнению, сочетание реаферона и комплекса №17 показано во всех случаях, когда установлено прогредиентное течение инфекционного процесса с активной репликацией вируса особенно на фоне сниженных показателей иммунитета. Предлагаемая авторами продолжительность курса комплекса №17 является минимальной. Оптимальная продолжительность курса должна составлять 10-12 дней по 1 капсуле в день. При необходимости курс может быть повторен через 3-4 недели. Комплекс №17 целесообразно назначать не только в остром периоде, но и в период реконвалесценции 2-3 курсами, продолжительностью 7-10 дней с интервалами в 2-3 недели. До и после курса комплекса №17 целесообразно проводить тестирование системы иммунитета.

Гепатит С относится к наиболее трудным инфекциям. Считается, что в самом ближайшем будущем он станет одной из ведущих проблем здравоохранения наряду с ВИЧ-инфекцией. И если в решении проблемы лечения ВИЧ-инфекции достигнут определенный прогресс, то в отношении вирусного гепатита С этого сказать, к сожалению, нельзя. Существующие протоколы лечения предполагают сочетанное применение высоких доз интерферона и аномальных нуклеозидов. К сожалению, оба этих препарата обладают целым рядом побочных эффектов и, прежде всего, заметной токсичностью.

В силу этих причин далеко не всегда удается реализовать терапевтический протокол в полном объеме. Так, высокие дозы интерферона противопоказаны при аутоиммунном гепатите, декомпенсированном циррозе печени, декомпенсированных легочно-сердечных заболеваниях. Препарат опасно назначать детям до 6 лет и пожилым пациентам старше 60 лет, а также на фоне лейкопении и тромбоцитопении. Эти противопоказания заметно суживают круг больных, которым без риска для жизни можно продолжительное время вводить высокие дозы интерферона. Вместе с тем не вызывает сомнений, что наилучшим выходом в этом направлении будет применение индукторов эндогенного интерферона. Многолетний клинический опыт применения индукторов при лечении разнообразных инфекций убедительно свидетельствует о том, что эти средства не вызывают свойственных экзогенным интерферонам побочных эффектов и в то же время способствуют синтезу значительных количеств эндогенного цитокина. Естественно, что физиологический блок является одной из причин наблюдающегося периодически снижения эффективности индукторов, однако проблема эта решается введением в схему комплексной терапии пептидного тимомиметика, который, как уже говорилось выше, отменяет блок, а, кроме того, пептидный пул позволяет эффективно восстановить структурно-функциональную полноценность иммунной системы. Таким образом, комплексная терапия индукторами интерферона, комплексом №17, на фоне терапии аномальными нуклеозидами может оказаться перспективным подходом к лечению вирусного гепатита С.

Исследование эффективности применения комплекса №17 при вирусном гепатите В неизбежно наталкивает на мысль о возможности применения тимомиметика у больных ВИЧ-инфекцией.Иммуномодулирующая терапия ВИЧ-инфекции в сочетании с современными антиретровирусными средствами представляется вполне перспективной.

Таким образом, комплекс №17 оказался эффективным средством комплексной терапии широкого круга инфекцией, вызванных вирусами, относящимся к разным таксономическим семействам, в том числе: Orthomyxoviridae, Paramyxoviridae, Adenoviridae, Picornaviridae, Hepadnaviridae, Papovaviridae, Togaviridae. Можно полагать, что перечисленные семейства не являются исключительными. Определенного клинического эффекта можно ожидать и при других вирусных инфекциях.

Комплекс №17 активно применялся и при комплексном лечении заболеваний бактериальной этиологии. Так, применение пептидного пула комплекса №17 при кишечной форме амебиаза, брюшном тифе, острой дизентерии, дифтерии зева, бруцеллезе в остром периоде заболевания улучшает самочувствие больных, сокращает сроки манифестирования клинических симптомов, способствует достоверно более быстрой нормализации биохимических и иммунологических показателей. В несколько раз сокращается частота затяжного, рецидивирующего течения заболевания, снижаетсячастота хронизации процесса. При псевдотуберкулезе комплекс №17 применяли по 1 капсуле в день в течение 5 дней. В результате лечения отмечалась положительная динамика инфекционного процесса, быстрее угасали патологические проявления. Особенно эффективным оказалось применение комплекса №17 при лечении экзамтемных, абдоминальных и желтушных форм заболевания при среднетяжелом течении болезни. Частота формирования рецидивов у больных, которым назначали комплекс №17, была в среднем в 2,8 раза меньше, чем при традиционной терапии.

Особый интерес представляет применение комплекса №17 при туберкулезе. Этот интерес в первую очередь обусловлен быстрым распространением инфекции среди населения, дающим основание эпидемиологам говорить о грядущей эпидемии туберкулеза в России.

Сравнительное изучение эффективности комплекса №17, тималина и вилозена при экспериментальной туберкулезной инфекции у мышей показало, что все препараты способствовали снижению специфического поражения и повышению показателей клеточного иммунитета у мышей. Наибольшей активностью в данной модели обладал комплекс №17. На основании полученных результатов авторы пришли к выводу о том, что препараты тимуса в сочетании с антибактериальной терапией способствует снижению морфофункциональных показателей повреждения легочной ткани и селезенки. Это приводит к значительному увеличению продолжительности жизни животных, повышению иммунологической резистентности. Применение противотуберкулезных средств в сочетании с препаратами тимуса значительно эффективнее, чем только одних противотуберкулезных средств. При этом, по мнению авторов, наиболее эффективно сочетание комплекса №17 с изониазидом.

Назначение комплекса №17 больных туберкулезом сопровождалось усилением миграции молодых Т- и В-лимфоцитов из тимуса и костного мозга в кровоток. Пептидный пул комплекса №17 в комплексной терапии больных туберкулезом легких способствовало уменьшению катаболических процессов в организме, ослаблению интоксикационного синдрома, более быстрому рассасыванию специфических инфильтративных изменений. На фоне комплекса №17 рубцевание деструкций в ткани легких в течение 2-х месяцев наблюдения отмечено у 30% больных, в то время среди лиц, получавших противотуберкулезные препараты без иммуномодуляторов (контроль), только в 5,6% случаев. Максимальный эффект был зарегистрирован у тех пациентов, которым проводили сочетанную иммунокоррекцию комплекса №17 и интерфероном (ингаляционно). Так, рубцевание деструкций наблюдалось в 21,8 случаев. У 95% больных, получавших комплекс №17, бацилловыделение прекращалось в течение 6 месяцев, среди лиц, получавших обычную химиотерапию, этот показатель встречался только в 81% случаев.

У больных с сочетанным поражением бронхолегочной системы инфильтративным туберкулезом, хроническим не обструктивным и гнойно-обструктивным бронхитом на фоне комплекса №17 и его сочетания с интерфероном отмечено 3-х кратное снижение частоты повторных острых респираторных заболеваний. Клинический эффект иммуномодулирующей терапии сопровождалось нормализацией иммунных показателей: возрастало содержание Т-лимфоцитов, экспрессирующих CD3+-рецептор, восстанавливалось соотношение иммунорегуляторных субпопуляций Т-клеток.

Авторы показали, что применение комплекса №17 на фоне общепринятой терапии способствует более быстрому ослаблению или исчезновению признаков интоксикации: улучшается аппетит, сон, уменьшается потливость, снижается температурная реакция. Весьма существенным результатомиммунотерапии является лучшая переносимость противотуберкулезных средств. Так, токсические, токсикоаллергические и аллергические реакции на химиотерапию были отмечены в 21% случаев, в то время как у больных, не принимавших комплекс №17 – в 46% случаев. Отмечено также, что к 4-му месяцу лечения в группе пациентов, получавших комплекс №17, бактериовыделение прекратилось у 32%, а полости распада зажили у 27% больных (в группе пациентов, не получавших комплекс №17, этипоказатели составили 25% и 17% соответственно).

Цитированные выше работы, хотя далеко не исчерпывают всех имеющихся данных, однако, достаточно убедительно свидетельствуют о несомненной эффективности применения комплекса №17 при инфекционных заболеваниях. Обобщив имеющиеся материалы, были сформулированы основные принципы биорегулирующейтерапии инфекционных заболеваний:

— при легком течении инфекционного процесса отмечается умеренная проходящая супрессия иммунитета, не требующая, как правило, фармакологической коррекции;

— при среднетяжелом течении инфекции регистрируется значительно выраженное и продолжительное иммунодефицитное состояние, при котором назначение иммуномодуляторов улучшает течение болезни, сокращает продолжительность основных симптомов и синдромов; снижает вероятность рецидивов, обострений и осложнений;

— при тяжелом течении болезни назначение иммуномодулирующих препаратов эффективно в сочетании с другими методами интенсивной терапии;

— учет и оценка преморбидных стресс-факторов, индивидуальной чувствительности к иммуномодуляторам повышает эффективность лечебных мероприятий.

Завершая главу, посвященную иммунотерапии при инфекционной патологии, остановимся на сравнительно новом направлении – до- и после прививочной иммунокоррекции. Подобный прием становится все более необходимым, особенно у детей, поскольку многие из них страдают вторичными иммунодефицитными состояниями различной этиологии. От года к году возрастает число детей, болеющих повторными вирусными инфекциями. Настоящим бичом стала аллергопатология, варьирующая от транзиторного диатеза до атопического дерматита и бронхиальной астмы. У таких детей вакцинация зачастую оказывается малоэффективной, поскольку напряженного специфического иммунитета не формируется и сохраняется риск инфекционного заболевания даже после проведенной иммунизации. Кроме того, вакцины, особенно живые, у этой категории детей могут стать причиной поствакцинальных осложнений. Из сказанного следует, что формирование полноценного иммунного ответа у детей, страдающих вторичными иммунодефицитными состояниями возможно только в том случае, когда перед вакцинацией проводится адекватная иммунокоррекция. Выбор иммуномодулятора должен основываться на анализе структуры иммунодефицитного состояния и вычленения ведущего звена. Так, при повторных бактериальных инфекциях (гнойный отит, пневмония, синусит, остеомиелит и т.п.) можно думать о наличии нарушений гуморального иммунитета. Таким детям целесообразно для иммунокоррекции применять препараты, преимущественно воздействующие на В-клеточное звено иммунитета (миелопид). Комплекс №17 в этом случае показан как вспомогательный препарат при недостаточной эффективности указанных выше случаев.

Если ребенок страдает повторными вирусными инфекциями, грибковыми заболеваниями, гельминтами, аллергопатологией, имеются основания предполагать нарушения в Т-звене иммунитета. В этом случае следует применять комплекс №17 и другие пептиды тимуса.

Курс иммунокоррекции следует проводить за 5-6 дней до планируемой вакцинации, либо через 3-4 дня после прививки. Эти сроки обусловлены особенностями формирования иммунного ответа на вакцинацию. Комплекс №17 применяют 1 раз в сутки по 1 капсуле курсами, продолжительностью 2-3 дня до вакцинации или 3-5 дней после. Во всех случаях, когда имеется основания предполагать наличие иммунодефицитного состояния целесообразно провести иммунодиагностическое исследование.

В заключение следует отметить, что не все врачи считают необходимым проводить до-и послепрививочную иммунокоррекцию. Это мнение вполне оправдано, когда речь идет о здоровых детях. Если же ребенок страдает хронической патологией, то в этом случае такая иммуномодулирующаяподготовка вполне оправдана, поскольку позволяет снизить риск системных эффектов цитокинов и других медиаторов иммунной системы, появляющихся в ответ на введение вакцин.

Особенности применения комплекса №17 в педиатрии.

Иммуномодулирующая терапия у детей имеет некоторые особенности, связанные, в первую очередь, с большей реактивностью иммунной системы по сравнению с иммунной системой взрослых людей. Это определяет тактику применения комплекса №17 в комплексном лечении инфекционно- воспалительных заболеваний.

Также обстоятельство, которое следует учитывать при назначении иммуномодулирующей терапии – наличие у больного ребенка иммунодефицитного состояния и его структура. Оптимальным является лабораторное тестирование иммунной системы, позволяющей получить информацию о ее структурно-функциональном состоянии. Однако, такое тестирование в настоящее время для многих лечебно-профилактических учреждений в силу различных причин недоступно. Тем не менее, опытный врач может сделать определенное заключение в результате внимательного изучения доступных показателей. Прежде всего, следует тщательно проанализировать анамнез ребенка. Наличие частых респираторных или грибковых заболеваний, а также аллергопатология свидетельствуют о возможной недостаточности Т-звена иммунитета, если же ребенок страдает частыми или хроническими бактериальными инфекциями – то есть основания заподозрить недостаточность гуморального иммунитета или фагоцитоза. Дополнительную информацию дает прививочный анамнез. Дефект гуморального иммунитета может проявляться низкими титрами специфических антител к бактериальным вакцинам и анатоксинам, например, дифтерийному. Наконец, не следует выпускать из виду результаты клинического анализа периферической крови: лимфопения или эозинофилия – признак нарушений в Т-системе иммунитета.

Что касается общей стратегии применения комплекса №17 при инфекционно-воспалительных заболеваниях у детей, не имеющих глубоких и врожденных аномалий иммунной системы, она соответствует общим принципам иммуномодулирующей терапии. Ниже приведены примеры применения пептидного пула комплекса №17 в комплексной терапии некоторых инфекционно-воспалительных заболеваний у детей. Комплекс №17 применяли у детей с инфекционно-воспалительными заболеваниями плоских и трубчатых костей, флегмонами различных локализаций, а также у детей с инфекционно-воспалительными заболеваниями дыхательной и мочевыделительной систем. Иммуномодулятор применяли по 1 капсуле в день в комплексе с общепринятыми лечебными мероприятиями у 30 детей (14 мальчиков и 16 девочек) в возрасте от 1 месяца до 14 лет с инфекционно-воспалительными процессами различной локализации, у 13 – очагово-обусловленные инфекционно-воспалительные заболевания дыхательной и мочевыделительной систем.

В 1-й группе 6 детей из 17 были госпитализированы по поводу острых воспалительных процессов мягких тканей (флегмоны, абцессы), 4 – по поводу одонтогенного остеомиелита челюстей, 7 – по поводу гематогенного остеомиелита плоских и трубчатых костей. Острое течение заболевания наблюдалось у 11 детей. Хроническое и подострое -у 6.Больные получали комплексное лечение по общепринятой схеме. По показаниям, с учетом возраста и веса ребенка, проводили антибактериальную и инфузионную терапию. После применения комплекса №17, на фоне положительной динамики иммунологических показателей, имели место позитивные сдвиги в клинической картине заболевания. Самочувствие детей значительно улучшалось, раны очищались от некротических тканей на 2-3 дня быстрее обычного, активно гранулировали, быстрее происходила нормализация температуры тела. После секвестрэктомии рецидив заболевания не отмечался.

Во второй группе — 7 из 13 детей были госпитализированы по поводу патологии мочевыделительной системы (пиелонефрит, нефрит, цистит, нефропатия), 6 -по поводу инфекционно-воспалительных заболеваний дыхательной системы (пневмония, бронхопневмония, бронхит, плевропневмония). Обострение хронического процесса было зарегистрировано у 3 детей, 10 – были госпитализированы по поводу хронического или подострого течения заболевания. После проведенного комплексного лечения с использованием комплекса №17 у 8 детей наметилась нормализация лабораторных показателей, улучшилось общее состояние, нормализовался сон и аппетит. У 4 детей был зарегистрирован стойкий клинический эффект уже через 7 дней после иммунокоррекции. На вторые сутки применения препарата в составе комплексной терапии у 3 детей наблюдалась кратковременная активация воспалительных явлений, у 7 детей отмечалось значительное улучшение общего состояния и торможение воспалительного процесса в легких. После 7 дней иммунокоррекции клинически и рентгенологически инфекционно-воспалительный процесс имел тенденцию к регрессу. В процессе лечения отмечена нормализация количественных и качественных показателей Т-системы иммунитета.

Итак, отчетливый клинический эффект был получен у 20 больных, умеренный — у 7, у 3 детей эффекта от лечения в период наблюдения выявлено не было. Следует подчеркнуть, что применение комплекса №17 на фоне терапии высокими дозами пенициллина уменьшает неблагоприятное влияние антибиотика на иммунную систему организма.

В другом клиническом наблюдении комплекс №17 применяли для лечения детей с заболеваниями органов дыхания (бронхиальная астма, обструктивный бронхит, частые респираторные заболевания), сопровождающиеся иммунными нарушениями, комплекс №17 применяли 28 детям: 19 мальчикам и 9 девочкам в возрасте от 1 года до 3 лет – 17 детей; от 4 до 7 лет – 8; 8 лет и старше – 3.

Комплекс №17 применяли по 1 капсуле в день однократно в течение 5 дней. Повторный курс иммуномодулятора назначали через 3-4 месяца. По нозологическим формам больные распределялись следующим образом: частые ОРВИ и бронхиты – у 14 детей, причем 4 из них ОРВИ осложнялись рецидивирующими гнойными отитами, у 2 детей – длительным субфибрилитетом и у 14 детей – увеличением лимфоузлов, гиперплазией небных и носоглоточных миндалин. Бронхиальная астма была диагностирована у 6 детей, обструктивный бронхит – у 8. У 11 из обследованных детей в анамнезе или на момент обследования отмечались проявления экссудативно-катарального диатеза, у 4 – лимфатико-гипопластического. Отмечалась высока аллергическая напряженность у больных: лекарственная аллергия – у 6 детей, пищевая аллергия – у 7 детей, сочетания пищевой и лекарственной аллергии – у 5 детей. Все дети ранее многократно получали антибактериальные препараты, в основном антибиотики пенициллинового ряда и сульфаниламиды, а также гаммаглобулин, фитотерапию.

Под влиянием терапии с применением комплекса №17 после первого курса лечения отмечались выраженные изменения в состоянии иммунитета с тенденцией к его восстановлению. После второго курса иммунологические показатели восстанавливались до уровня среднестатистической возрастной нормы. Клинический эффект применения препарата проявлялся улучшением общего самочувствия, быстрой нормализации температуры тела, повышением активности больных. Продолжительность заболевания сокращалась в среднем на 4-5 дней. Заболевания протекали легче, реже отмечались синдромы бронхообструкции и ларинготрахеита.

При повторном обследовании больных через 6-12 месяцев положительный эффект был отмечен у большинства из них и характеризовался уменьшением числа острых респираторных заболеваний в 3,6 раза, частоты приступов удушья у больных бронхиальной астмой – в 4,2 раза. Заболевания протекали в более легкой форме и купировались в домашних условиях. Более чем у половины больных исчезали проявления пищевой и лекарственной аллергии.

В качестве модели воспалительного процесса приведем результаты обследований детей с острыми одонтогенными заболеваниями. В клинических наблюдениях участвовало 35 детей в возрасте от 3 до 7 лет – 6 человек, от 8 до 15 лет – 29 человек, 15 детей составили контрольную группу. По нозологическим формам распределились следующим образом: околочелюстные флегмоны – 12 детей, гнойный одонтогенный остеомиелит – 3 детей.

Комплекс №17 применялся по 1 капсуле в день в течение 15 дней на фоне оперативного вмешательства, антибиотикотерапии, одномоментно с назначением симптоматических и общеукрепляющих средств. Положительный терапевтический эффект применения иммуномодулятора комплекса №17 выражался в нормализации температуры тела (на 1-2 дня раньше по сравнению с контрольной группой), улучшение общего состояния больных; отмечалась стимуляция репаративных процессов в гнойной ране; прекращение гнойного отделения происходило на 2-3 дня раньше, чем в контрольной группе, имело место более быстрое заживление раны. Отмечена нормализация иммунологических показателей.

В описании приведены только некоторые примеры клинического применения комплекса №17 в педиатрической практике. В настоящее время препарат используется при лечении широкого круга инфекционно-воспалительных заболеваний, аутоиммунных процессов. Имеется положительный опыт включения комплекса №17 в схему лечения детей с вирусными гепатитами В и С на фоне применения рибофлавина и рекомбинантного интерферона.

Иммуномодулятор комплекс №17 в комбинированной терапии воспалительных заболеваний глаз.

В настоящее время на фоне возрастающего числа воспалительных заболеваний в офтальмологической практике открываются новые перспективы использования иммунотропных средств. Широкое применение может найти комплекс №17, обладающий естественной иммуномодулирующей активностью. Основное свойство препарата – возможность существенно повышать функциональную активность фагоцитов, увеличивая их способность к инактивации инфекционных агентов. Активно обсуждается вопрос об одновременном назначении комплекса №17 с антимикробными, противовирусными и противомикробными препаратами ввиду потенциального повышения возможной эффективности проводимой терапии и ускорения купирования патологического процесса.

Комплекс №17 в офтальмологической практике используется в комплексном лечении заболеваний глаз герпетической, бактериальной, грибковой, акантамебной, инфекционно-аллергической этиологии, которые характеризуются затяжным течением, частыми рецидивами, низкой эффективностью этиотропной терапии и лабораторными признаками иммунологической недостаточности.

Клиническое исследование комплекса №17 с применением двойного слепого рандомизированного контроля при лечении 115 больных с инфекционно-воспалительными заболеваниями переднего отрезка глаза различной этиологии, сопровождающихся признаками вторичной иммунологической недостаточности. При этом в основной группе у больных наблюдалось более быстрое купирование воспалительного процесса в тканях глаза, сокращались сроки эпителизации роговицы (с 8 до 4 дней), резорбции роговичной инфильтрации (с 15 до 9 дней), исчезновение ирита (с 8 до 5 дней), сокращалась длительность лечения с 15 до 10 дней, обеспечивалось более значительное повышение остроты зрения, сокращалось число рецидивов, удлинялись сроки ремиссии. При этом в контрольной группе у больных повышения эффективности лечения не отмечалось.

Было проведено лечение отслоек сетчатки, протекающих на фоне периферического увеита, при помощи этиотропной терапии в комбинации с комплексом №17. Наблюдалось 35 больных с отслойкой сетчатки, периферическим увеитом, швартами стекловидного тела. в результате достигнуто клиническое и лабораторное выздоровление у 84% больных.

Таким образом, можно предположить, что основным клиническим эффектом комплекса №17 является повышение эффективности комбинированной терапии: значительно чаще достигается отличный или хороший эффект лечения, быстрее купируется воспалительный процесс в тканях глаза, сокращается длительность лечения, реже наблюдается заболевания глаз. Отсутствие субъективных жалоб у больных, удовлетворительные объективные данные состояния внутренних органов, улучшение общего состояния подтверждают хорошую переносимость препарата.

Пептидный тимомиметик комплекс №17 в лечении атеросклероза.

Пептидная тимомиметическая регуляция представляет собой тканеспецифическую регуляцию гомеостаза на уровне целостного организма. Ее задача состоит в регуляции развития и функции Т-клеток, как циркулирующих, так и находящихся в органах и тканях. Пептиды тимуса активируют экспрессию рецепторов Т-лимфоцитов и их функциональную активность как в культуре клеток, так и в организме.

При миграции костномозговых предшественников «пре Т-клеток» в вилочковую железу, в результате их контакта с эпителиальным микроокружением тимуса, происходит их дифференцировка на Т-хелперы и Т-супрессоры.

При атеросклерозе у пациентов, получавших комплекс №17, по 1 капсуле 1 раз в день в течение 3-х месяцев, отмечается четкая тенденция к снижению содержания холестерина в печени и аорте. Степень атеросклеротического поражения аорты у этих пациентов была значительно ниже, чем в контроле (не получавших комплекс №17). При этом значительно уменьшилась сенсибилизация лимфоцитов к атерогенным липопротеидам.

Участие иммунологических факторов в развитии атеросклероза не вызывает сомнений. В норме период жизни липопротеидов низкой плотности (ЛПНП – «плохой» холестерин) составляет трое суток. При гиперлипопротеидемиях продолжительность жизни ЛПНП возрастает до 4-4,5 суток. В результате более длительной циркуляции ЛПНП в крови происходит их перекисное окисление с образованием модифицированных м-ЛПНП, обладающих чужеродными свойствами. После переработки м-ЛПНП макрофагами (CD14) кантителопродуцирующим В-лимфоцитам (CD19) и Т-хелперам (CD4) и, в свою очередь, от CD4 к CD19 клеткам предается сигнал о наличии чужеродной субстанции и запускается механизм продукции аутоантител к ЛПНП В-лимфоцитам и формирование клеток иммунологической памяти.

Образование аутоантител является не патологией, а фундаментальной биологической закономерностью. Физиологические аутоантитела участвуют в метаболизме клетки и ткани и служат для выведения уже отживших -гериатрических – собственных макромолекул.В силу гигантских размеров и повторяющихся одинаковых антигенных детерминант на поверхности молекулы ЛПНП, их можно отнести к тимус-независимым антигенам, способным через CD14 индуцировать размножение и дифференцировку антителопродуцирующих В-лимфоцитов и синтез аутоантител класса IgM независимо от функции Т-хелперов.

Стимулирующий эффект м-ЛПНП на митогенную активность лимфоцитов сочетается с подавлением активности Т-супрессоров (CD8). При этом соотношение CD4/CD8 возрастает и стремится к четырем, пяти, шести за счет резкого уменьшения количества CD8, сопровождающегося снижением их активности. В силу уменьшения количества CD8 со снижением их активности и повышением активности CD4происходит переключение синтеза аутоантител на более дифференцированные иммуноглобулины класса IgG и IgA со снижением контроля со стороны CD8 за количеством синтеза антителообразующими клетками аутоантител. В результате идет непрограммируемый синтез аутоантител с образованием большого количества гигантских макромолекул – циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) «м-ЛПНП+антитело». ЦИК «м-ЛПНП+ аутоантитело» активно захватываются эндотелиальными клетками сосудистой стенки через Fc – фрагмент аутоантитела. Модифицированные – ЛПНП в очагах атерогенеза запускают каскад реакций, характеризующих иммунное воспаление, способствующих прогрессированию атеросклероза.

В связи с формированием клеток иммунологической памяти к синтезу патологических аутоантител к ЛПНП и наличием иммунного воспаления в очагах атерогенеза, весь этот процесс приобретает хроническое течение по типу реакции гиперчувствительности с саморегуляцией замедленного типа. При этом уже не имеет принципиального значения уровни холестерина и триглицеридов в крови, поскольку иммуновоспалительный механизм запущен, и он будет прогрессировать. Вот почему, на практике, мы не видим обратного развития атеросклеротического процесса от применения статинов, а имеет только замедление атеросклеротического поражения сосудистой стенки.

В лечении атеросклероза важно не только применение средств, снижающих холестерин, но и использование препаратов, нормализующих Т-клеточный иммунитет. В настоящее время самым перспективным препаратом из этой группы является пептидный пул тимуса – комплекс №17.

Были представлены работы по лечению атеросклероза и ИБС иммуномодулятором комплекс №17 (по 1 капсуле в день). После лечения наблюдалось четкое снижение коэффициента CD4/CD8, за счет увеличенияТ-супрессоров, то есть снижение аутоагрессии. В результате уменьшается синтез патологических аутоантител к ЛПНП и, соответственно, снижается количество ЦИК «м-ЛПНП+аутоантитело»! Но, через 1,5-2 месяца после лечения В-клеток вновь выходит из-под контроля иммунорегуляторных лимфоцитов. Авторы рекомендуют с таким интервалом проводить повторные курсы иммуномодулирующей терапии (по 5 дней раз в 2 месяца).

В исследованиях прошли реабилитацию более 300 больных ИБС после АКШ (аорто-коронарного шунтирования) с 14-20 дня после операции. Из них 44 пациента в возрасте от 40 до 70 лет (средний возраст 53 года) продолжали наблюдатьсяв течение 3, 5, 7 и более лет ежегодно. Инфаркт миокарда до операции АКШ перенесли 27 больных, шунтирование одного сосуда проведено 4-м больным, двух сосудов – 8-ми больным, трех – 15-ти больным, четырех – 12 больным и пять шунтов – 6-ти больным.

До начала курса реабилитации и перед выпиской больным проводилось исследование липид-транспортной системы и состояние иммунологического статуса, а именно определялось количество аутоантител к ЛПНП, количество иммуноглобулинов, В-лимфоцитов, Т-хелперов, Т-супрессоров и коэффициент аутоагрессии CD4/CD8. У обследованных больных показатели липидтранспортной системы в среднем составил: общий холестерин (ХС) – 7,6+0,5 ммоль/л, триглицериды- 2,4+0,4 ммоль/л, ХС ЛПВП («хороший» холестерин) – 1,0+0,1 ммоль/л, ХС ЛПНП («плохой» холестерин – 5,6 ммоль/л, К.А. — 6,6. Количество аутоантител к ЛПНП в сыворотке крови было 175,5 +8,8×10-3 г/л, а в ЦИК 2,4 +0,13×10-3 г/л, при этом коэффициент аутоагрессии СВ4/СВ8 составил в среднем 3,8. Все больные получали стандартную санаторно-курортную терапию, включающую в себя медикаментозную терапию, физио-бальнео лечение, гипербарическую оксигенацию, дифференцированные методики лечебной физкультуры, диетотерапию и аутогенную тренировку. Для объективизации результатов в качестве функционального контроля использовались ЭКГ, ВЭМ (велоэргометрия), Холтеровское мониторирование ЭКГ и тетраполярная реография. В группе вмешательства у 30 больных в качестве иммуномодулирующей терапии применялся комплекс №17 по 1 капсуле через день в течение 10 дней.

После курса иммуномодулирующей терапии в группе вмешательства коэффициент аутоагрессии CD4/CD8 снизился до 2,6, при этом количество аутоантител к ЛПНП уменьшилось в сыворотке до 110+6,5×10-3 г/л, а ЦИК до 1,1+ 0,16×10-3 г/л.

Как показали работы, длительность эффекта иммуномодулирующей терапии сохранялась около 2-х месяцев.

Таким образом, иммунотерапия – это новое оружие в борьбе с атеросклерозом.

Новые стратегии, опирающиеся на иммунотерапию атеросклероза пациентам с сердечно-сосудистыми заболеваниями, вскоре изменят ландшафт лечения сердечных болезней.

Первыми кандидатами на применение иммунных методов являются люди с угрозой инсульта и инфаркта миокарда.

Комплекс №17 и онкология.

Несмотря на безусловное достижение современной противоопухолевой химио- и лучевой терапии, проблема повышения эффективности лечения онкологических больных по-прежнему остается крайне актуальной. Результаты основной терапии могут быть улучшены средствами, которые:

— относительно избирательно воздействуют на свойства опухолевых клеток (таргентная терапия);

— снижают токсичность цитостатиков и защищают от их действия нормальные клетки;

— подавляют лекарственную устойчивость;

— стимулируют эритро- и лейкопоэз;

— другими средствами комплексной терапии злокачественных опухолей.

Одним из препаратов выбора в решении многих проблем аспектов химио-, лучевой и химиолучевой терапии является средство комплексного действия – российский инновационный препарат – пептидный пул тимуса – комплекс №17.

Применение комплекса №17 в комплексном лечении онкологических больных приводит к:

— улучшению переносимости химио-, лучевой и химиолучевой терапии;

— потенцированию терапевтического действия средств химиотерапии;

— потенцированию терапевтического действия лучевой/химиолучевой терапии;

— избирательному ингибированию лекарственной устойчивости опухолевых клеток;

— увеличению продолжительности ремиссии болезни и продолжительности жизни пациентов;

— повышению качества жизни пациентов как во время лечения, так и при последующем наблюдении.

Комплекс №17 воздействует на клеточные молекулы и процессы через систему редокс-регуляции клеточных функций, физиологическая активность которой направлена на сохранение внутриклеточного гомеостаза в случае стрессорных воздействий, сопоставимых с жизнеспособностью клетки, или на инициацию процессов гибели клеток, получивших несопоставимые с жизнедеятельностью клетки повреждения (сохранение клеточного гомеостаза).

Комплекс №17 восстанавливает активность механизмов нормализации гуморально-клеточных взаимодействий, индуцирует синтез ферментов II фазы детоксикации ксенобиотиков, воздействует на механизмы регуляции клеточного цикла, способствуя накоплению поврежденных клеток в фазах S и G1.

Комплекс №17 характеризует способность преобладающего избирательно ингибирования лекарственной устойчивости преимущественно в опухолевых клетках, что обусловлено его негативным влиянием на активность и экспрессию фактора, индуцируемого гипоксией (HIF1). HIF1 высоко активен в опухолевых клетках в отличии от нормальных клеток вследствие недостаточного кровоснабжения опухолевого очага и гипоксии опухолевых клеток. Недостаток активного HIF1 в опухолевой клетке приводит к ингибированию целого ряда мембранных транспортеров, включая Р-гликопротеин, для которых он выступает активирующим фактором.

Комплекс №17 стимулирует механизмы натрий зависимого транспорта в клетки глюкозы и аминокислот, устраняет перераспределительный дефицит железа.

К основным выявленным иммунофизиологическим эффектам, препарата относятся способность увеличивать фракции активных дендритных клеток и Т-хелперов, стабилизировать уровень нейтрофилов, моноцитов, лимфоцитов, тромбоцитов в крови.

Фармакологическая активность комплекса №17 способствует достижению более высоких концентраций средств химиотерапии в опухолевых клетках, возможности их более активного воздействия на фармакологические мишени. Восстановление межклеточных, матрикс-клеточных и гуморально клеточных взаимодействий предопределяет негативное действие нормального микроокружения на опухолевый процесс. Комплекс №17 создает благоприятные условия для действия клеточных эффекторов иммунной системы, развития реакций гуморального иммунитета. Совокупность фармакологических эффектов комплекса №17 позволяет усилить терапевтический эффект средств химиотерапии.

Нормализация реакций клеточной регуляции, приток пластического материала в сочетании с нормализацией обмена железа и сопряженных с ним реакций окислительного метаболизма, способствуют повышению резистентности нормальных клеток е эндогенным токсинам различного происхождения, способствуют лучшей переносимости химио- и лучевой терапии, более быстрому достижению лечебного эффекта.

Комплекс №17 улучшает переносимость химио-, лучевой и химиолучевой терапии. В частности, препарат:

— уменьшает частоту развития и степень выраженности проявлений химио-, лучевой и химиолучевой терапии;

— уменьшает частоту развития и степень выраженности проявлений других видов токсичности химиотерапии;

— способствует предупреждению или уменьшению выраженности реакций кожи и слизистых на облучение и воздействие химиопрепаратов;

— способствует проведению химио-, лучевой и химиолучевой терапии в полном объеме;

— способствует сохранению качества жизни больных;

— способствует улучшению результатов химио-, лучевой и химиолучевой терапии.

Комплекс №17 блокирует иммунологические звенья старения организма и продлевает жизнь. Для существенного продления жизни рекомендуется начинать принимать комплекс №17 уже с молодого и зрелого возраста курсами по 5 дней раз в 2 месяца.

Решение проблемы активного долголетия крайне актуально как для человечества в целом, так и для каждого человека в отдельности.

Вопросы улучшения качества жизни лиц пожилого возраста имеют большое социальное значение, поскольку результаты мировых эпидемиологических исследований показывают, что число пожилых людей увеличивается и будет продолжать расти во всех странах мира.

В настоящее время активно развивается иммунная теория старения, которая основана на самых современных научных данных о том, что иммунитет является не только «борцом с инфекциями», но и важнейшей регуляторной системой организма.

Показана несомненная связь процессов старения с состоянием иммунной системы:

  1. Обнаружена прогрессирующая атрофия тимуса, значительное снижение продукции тимических гормонов (полипептидов), всей лимфоидной системы (селезенки, лимфатических узлов с увеличением возраста человека.
  2. С увеличением возраста отмечается снижение количества «зрелых» Т-лимфоцитов в тимусе и периферической крови, увеличение числа незрелых и активированных лимфоцитов (признак активации воспалительного процесса); снижение разнообразия антигенного репертуара лимфоцитов; снижение противоопухолевой устойчивости организма.
  3. Выявлено сходство «старческих изменений» и процессов, наблюдаемых при ранней тимэктомии (удаление тимуса) и иммунодефицитных состояниях.
  4. Обнаружено, что у пожилых людей, а также в эксперименте (у старых животных) резко снижена способность лимфоцитов активизироваться собственными клетками организма, то есть значительно снижена контролирующая, «надзорная» функция лимфоцитов по отношению к состоянию собственных органов и систем (это показано на модели в сингенной смешанной культуре лимфоцитов).

Аутоиммунитет – пересмотр парадигмы. В середине ХХ века была пересмотрена роль аутоиммунитета в жизнедеятельности организма. Показано, что аутоантитела и аутолимфоциты существует в норме (30% всех иммуноглобулинов – это аутоантитела). Они выполняют важнейшие регуляторные функции: являются «мусорщиками», удаляют продукты апоптоза (физиологической гибели клеток, которая постоянно происходит в организме при их старении), участвуют в контроле за пролиферацией, дифференцировкой, удалением трансформированных клеток, постоянно образующихся в организме, работой нервной и эндокринной систем.

При старении увеличивается число аутоиммунных заболеваний за счет иммунорегуляторных нарушений, более активно работают патологические механизмы мимикрии, при этом на антигены микроорганизмов вырабатываются антитела, удаляющие патогены, однако, при этом данные антитела повреждают и собственные клетки (органы) за счет наличия общих антигенов у патогенов и органов. С возрастом содержание в организме человека бактерий и вирусов существенно увеличивается, механизмы мимикрии начинают работать более активно. С возрастом значительно страдает иммунная система кишечника, где в норме находится более 70% иммунокомпетентных клеток. Это связано с дисбиотическими, секреторными, моторно-эвакуаторными, морфологическими нарушениями органов желудочно-кишечного тракта, неправильным питанием.

Общие механизмы патогенеза при хронических воспалительных процессах.

В настоящее время сформулировано положение о том, что хронические воспалительные процессы, которые протекают более активно у лиц пожилого возраста имеют ряд общих патогенетических механизмов, основой которых являются:

— нарушение процессов контроля за состоянием органов и систем со стороны иммунной системы (аутоиммунные механизмы);

— прогрессивное увеличение «бактериально-вирусной нагрузки» на организм, проявляющееся наличием «латексных инфекций» (бактериально-вирусного носительства);

— нарушение состояния микробиоты, функционирования органов желудочно-кишечного тракта, иммунитета кишечника;

— нарушение питания.

Таким образом, на основе современных представлений о важной физиологической роли естественного аутоиммунитета, учитывая выраженные изменения (нарушения показателей данного звена иммунитета у лиц пожилого возраста, нами рекомендуется комплекс №17 для омоложения и продления жизни.

Испытание геропротекторных свойств комплекса №17. Обнаружение, выделение и синтез пептидов тимуса, стимулирующих и модулирующих иммунную систему, открыли перспективы как в изучении механизмов иммунологического старения и разработке мер его замедления, так и в иммунотерапии опухолей. В последние годы было показано, что различные пептиды тимуса способны улучшить гуморальный и клеточный иммунитет у старых животных. В исследованиях было изучено полипептидного комплекса №17 на продолжительность жизни и развитие спонтанных опухолей у мышей. В этом же опыте оценивался эффект комплекса №18 (пептидный пул эпифиза). Было обнаружено, что препарат тимуса (комплекс №17 на 20% увеличивает среднюю продолжительность жизни мышей и на 15% — максимальную ее продолжительность. Введение комплекса №17, как и комплекса №18 значительно снижало относительную частоту возникновения новообразований. Наиболее существенно под влиянием комплекса №17 снизилась частота спонтанных опухолей молочной железы (в 2,6 раза). Применение препаратов комплекса №17 и комплекс №18 задерживало возрастное снижение клеточного иммунитета у мышей. Пептидный пул комплекса №17 обладал отчетливым геропротекторным эффектом и при этом снижал частоту развития спонтанных опухолей у крыс. Комплекс №17 также оказывал геропротекторный эффект в опытах на мышах. Применение комплекса №17 повышало физическую активность и выносливость мышей, снижало температуру их тела, увеличивало продолжительность жизни животных и угнетало развитие у них спонтанных опухолей. Длительное применение комплекса №17 не оказывало никакого неблагоприятного влияния на развитие животных. Полученные данные свидетельствуют о безопасности хронического применения комплекса №17 и позволяют рекомендовать его для применения в клинической практике в качестве геропротектора и средства предупреждения развития возрастной патологии.

Комплекс №17 является важным фактором пептидной регуляции гомеостаза (сохранения постоянства внутренней среды)

Механизмы, регулирующие постоянство внутренней среды (гомеостаз), представляют собой сложный комплекс нейрогуморальных процессов, позволяющих организму сохранять жизнеспособность и устойчивость в окружающей среде. При этом стабильность внутренней среды тесно связана с уровнем биологической защиты организма.

По современным представлениям регуляция гомеостаза многоклеточных систем осуществляется с помощью нейроэндокринных, иммунологических, клеточных и молекулярных механизмов. Наиболее изучена роль нервных и гормональных воздействий на процессы, позволяющие организму контролировать постоянство внутренней среды. Функция иммунной системы рассматривается как висцеральная, обеспечивающая сохранение генетического постоянства клеточного состава, то есть она является одним из гомеостатических механизмов целостного организма.

Известно, что нервная и эндокринная системы модулируют функции иммунной системы с помощью нейротрансмиттеров, нейропептидов и гормонов, а иммунная система взаимодействует с нейроэндокринной системой с помощью цитокинов, иммунопептидов и других иммунотрансмиттеров. В настоящее время установлена роль эндогенных пептидов в формировании компенсаторно-приспособительных реакций организма в ответ на стресс и нарушение гомеостаза. Система пептидов рассматривается в качестве универсальной при нейро-, иммуно- эндокринных взаимодействиях.

Несмотря на многоуровневую иерархию, все механизмы регуляции гомеостаза выполняют единую задачу, а именно -координируют процессы биосинтеза в клетках путем воздействия на экспрессию генов. Ранее была разработана концепция пептидной регуляции гомеостаза, которая позволяет объяснить некоторые механизмы биологической регуляции (биорегуляции) на молекулярном и клеточном уровне, а также открывает путь для разработки новых средств лечения заболеваний. Согласно этой концепции, любая информация, поступающая в организм, контролируется системой пептидных биорегуляторов. Этим термином принято обозначать низкомолекулярные пептиды пара- и аутокринной природы, выполняющие функции внутри- и межклеточных мессенджеров. Действие этой системы направлено на сохранение высокой степени стабильности функционирования генома, управление гомеостазом и защитными функциями организма. При этом информация о состоянии окружающей среды может индуцировать определенные изменения в системе пептидной регуляции гомеостаза, которые необходимы для регуляции процессов, поддерживающих оптимальное функционирование клеток.

Установлено, что пептидные биорегуляторы представляют собой комплексы пептидов с молекулярной массой 1 000-10 000 Да. Они участвуют в переносе информации между группами клеток, регулируют их активность и обладают полифункциональным действием. Органотропностьпептидных биорегуляторов можно объяснить определенным набором коротких пептидов, точкой приложения которых являются клетки, продуцирующие данный вид пептидных биорегуляторов.

При изучении механизма действия пептидных биорегуляторов было установлено, что эти факторы принимают непосредственное участие в процессах тканеспецифической регуляции экспрессии генов и биосинтеза. В результате этого в клетках понижается скорость накопления патологических изменений (повреждения ДНК, мутации, злокачественная трансформация и т.п.) и повышается активность репаративных процессов, направленных на восстановление клеточного гомеостаза.

Нарушение пептидной регуляции снижает резистентность клеток и тканей организма к дестабилизирующим факторам как внешней, так и внутренней среды. Это может служить одной из причин развития заболеваний, инволюции органов и тканей, а также ускоренного старения. Последующие работы подтвердили, что система пептидергической регуляции включает широкий спектр тканеспецифических пептидов, поддерживающих гомеостаз.

В настоящее время пептидные биорегуляторы выделены в практически из всех клеток, тканей и биологических жидкостей организма. По данным физико-химических исследований эти комплексы пептидов различаются между собой по составу, молекулярной массе и электрохимическим свойствам компонентов.

Применение этих пептидов в условиях нарушенного клеточного гомеостаза позволяет восстанавливать функциональную активность различных физиологических систем организма.

Оценивая роль пептидов в механизмах регуляции гомеостаза, следует подчеркнуть важное значение концепции регуляторного пептидного каскада. Согласно этой концепции, после экзогенного введения какого-либо пептида или его эндогенного выброса происходит освобождение других пептидов, для которых исходный пептид служит индуктором. Следующей уникальной особенностью пептидной регуляции гомеостаза является процессинг полипептидов, который позволяет путем активизации пептидаз образовывать в нужном месте и в нужное время необходимое количество коротких пептидных фрагментов, обладающих более высокой биологической активностью, чем исходные соединения.

Интенсивное исследование регуляторных пептидов за последние 2-3 десятилетия привело к кардинальному пересмотру представлений о механизмах регуляции физиологических функций, принципов координации процессов гомеостаза и адаптации функциональных систем организма к окружающей среде.

Оказалось, что для воздействия на физиологические процессы необязательно наличие целой молекулы. Более того, в некоторых случаях фрагменты, состоящие всего из 3-х аминокислотных остатков, были эффективнее, чем нативные соединения. Эти данные послужили предпосылкой к формированию представлений о том, что регуляция и координирование функций организма могут осуществляться за счет процессинга полипептидов, когда в зависимости от потребностей организма от достаточно длинных полипептидных цепей отщепляются фрагменты, обладающие той или иной степенью активности, специфичности и направленности действия на определенные физиологические системы. Процессинговая регуляция обладает значительно большей степенью гибкости, позволяя в короткие сроки путем активации соответствующих пептидаз образовывать в нужном месте требуемые регуляторы из уже готового предшественника. Кроме того, в механизм процессинга заложена определенная программа последовательности включения регуляторов. Процессинговый тип регуляции в наибольшей степени присущ именно пептидным соединениям с линейной структурой, открывающей широкие возможности для изменения конформации молекулы при отщеплении хотя бы одного аминокислотного остатка с любого конца. Кроме того, при таком отщеплении могут значительно меняться другие свойства молекулы, например, степень ее гидрофобности, определяющая способность прохождения через клеточные мембраны и гистологические барьеры и т.д..

Как известно, подавляющее большинство регуляторных пептидов обладает полифункциональностью. Другими словами, одно соединение обеспечивает регуляцию различных, часто физиологически несхожих функций. В связи с этим, многие физиологические функции оказываются под контролем целого ряда регуляторных пептидов.

Все больше и больше данных свидетельствует о том, что регуляторные олигопептиды являются участниками процессов роста, развития и регенерации. Многие из них представляют собой хорошо изученные структуры, регулирующие различные физиологические функции организма. Предполагают, что на уровне олигопептидов существует единая система регуляции и регенерации, так и функционирования сформированного организма. По-видимому, в процессе морфогенеза большинство (если не все) функционально активные олигопептиды принимают участие в появлении новых форма и структур в ходе индивидуального развития. При этом становится очевидной условность подразделения на нейро-, эндокрино- или иммуноактивные и одновременно на морфогенетические активные факторы.

Известно, что взаимодействие лиганда с рецептором реализуется на основе структурного соответствия. Для олигопептида это означает наличие определенной совокупности свойств молекулы, которую на основе применения принципов системного анализа и элементов теории информации было предложено называть сигнатурой. Очевидно, что это понятие включает сведения и об аминокислотной последовательности. Каждая пептидная молекула имеет бесконечное число свойств, которые проявляются и определяются только в процессе взаимодействия с другими молекулами как результат внутри- и межмолекулярных взаимодействий в условиях данной среды.

В основу анализа первичных структур белков и пептидов были положены три принципа теории информации – сигнатур, двузначности и эквивокации.Согласно принципу сигнатур, взаимодействие и комплексообразование молекулы определяется наборами свойств (сигнатурами) активных участков их электронных структур (носителей сигнатур). Поскольку молекула может иметь множество сигнатур, то это приводит к неопределенности биологических эффектов, которые она может индуцировать (принцип двузначности теории информации). В определенных ситуациях различные по своей химической структуре молекулы могут иметь одинаковые сигнатуры и выполнять одинаковые функции (принцип эквивокации, или неопределенности причины эффекта). На основе принципов сигнатур и эквивокации развиты представления об эквифункциональных, то есть однонаправленно действующих, аминокислотных остатках. В зависимости от сигнатуры однонаправленно действующими могут быть самые разные по химической структуре аминокислотные остатки.

Таким образом, основываясь на представлениях о сигнатурах, а также принципах эквивокации (несколько структур; одна сигнатура; одна функция) и двузначности (одна структура; несколько сигнатур; несколько функций), можно попытаться дать общую характеристику функциональных особенностей эндогенных регуляторных олигопептидов, помогающую уяснить, почему структурно разные молекулы способны вызывать близкие, практически одинаковые реакции, или почему одна молекулярная структура участвует в различных физиологических процессах. Очевидно, что на основании принципа двузначности несостоятельность существующих понятий и терминов может быть объяснена наличием нескольких сигнатур у одной молекулы олигопептида, что позволяет ей взаимодействовать с рецепторами нескольких типов.

Как и для большинства физиологически активных веществ, эффект регуляторных пептидов определяется взаимодействием со специфическими рецепторами. Расчеты показывают, что в ряде случаев эффекты, связанные с пептидами, не удается объяснить с позиций лиганд-рецепторных взаимодействий. Отсюда возникло предположение об их модулирующем влиянии, которое сводится к изменению характеристик возбудимых мембран клетки (рецептора), облегчающих их реализацию эффекта основного медиатора.

Регуляторные пептиды и сопряженные с их функцией ферменты следует рассматривать как сложную адаптивную систему организма, организующую реализацию приспособительных реакций на всех уровнях его интеграции. Возможно, разнообразные эффекты одного пептида объясняются не его непосредственным действием, а модуляцией эффектов нервной и гуморальной регуляции.

Особый интерес взывает исследование процессов эндоцитоза ( и не только лиганд-рецепторных комплексов). Отдельные участки поверхностных мембран клеток непрерывно втягиваются внутрь и открываются, образуя внутриклеточные пузырьки, содержащие вещества, которые находились во внешней среде или были адсорбированы на поверхности клетки. Поэтому можно допустить возможность попадания пептидов внутрь клетки и без наличия специфических для них рецепторов на клеточной поверхности.

Исходя из биохимической универсальности всех клеток, можно полагать, что механизмы активации и торможения их деятельности одинаковы, несмотря на различия в структуре и происхождении биорегуляторов.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что короткие пептиды, в том числе содержащие только полярные аминокислоты, могут проявлять выраженную специфическую, зависящую от химической структуры соединения, биологическую активность. Причем эта активность проявляется в низких концентрациях, характерных для природных регуляторных пептидов.

Одной из особенностей действия сверхмалых доз пептидов является наличие отчетливого эффекта, несмотря на то, что во многих случаях в объекте эксперимента присутствует значительно большая эндогенная концентрация того же вещества. Предполагают, что эффекты сверхмалых доз, связаны с адаптационными явлениями, поскольку клетка может реагировать не на величину действующей концентрации, а на изменения концентрации вещества в малых и сверхмалых дозах. Усиление сигнала возможно не только путем изменения концентраций вторичных мессенджеров, но также и за счет активации синтеза белков, участвующих в передаче сигнала. Предполагают, что для достижения эффекта достаточно того, чтобы до клеток достигли самые «быстрые» молекулы действующего вещества из общего распределения, а не все молекулы.

Выделяют несколько основных систем, необходимых для реализации эффектов сверхмалых концентраций (доз) эндогенных и экзогенных веществ:

а) системы каскадные, амплифицирующие сигнал;

б) собирательные, «отлавливающие» системы;

в) накопители и транспортеры сигнальных молекул;

г) супераффинные рецепторы.

Физико-химическую основу организма к так называемым факторам малой интенсивности, в том числе, и сверхмалым дозам биологически активных веществ, составляют процессы колебания биомолекул, перехода одного типа энергии в другой, резонансные эффекты взаимодействия и некоторые иные механизмы. При этом с кибернетических позиций возможен перевод сложной системы на иной уровень реагирования (например, выход из патологического состояния) путем информационных воздействий на нее, которые в своей основе имеют характер слабых по силе сигналов.

Как было отмечено, пептидная регуляция осуществляет связь между нервной, эндокринной, иммунной и, по-видимому, другими системами, участвующими в поддержании гомеостаза. Полифункциональность пептидов и каскадный механизм реализации биологических эффектов определяют те процессы, которые происходят в организме как после экзогенного введения пептида, так и после его эндогенного образования. Одним из примеров пептидной регуляции функций клеток является тимомиметическая регуляция. В основе предложенной концепции лежат представления о роли пептидов, обладающих свойствами тимомиметиков, в регуляции процессов пролиферации и дифференцировки Т-лимфоцитов. Тимус является центральным органом, в клетках которого образуются пептидные тимомиметики. Однако, в определенных условиях такие пептиды могут продуцировать в ходе процессинга и другие клетки, что позволяет организму осуществлять тимомиметическую регуляцию в различных тканях вне зависимости от тимуса. Тимус, возможно, с помощью продуцируемых его клетками пептидов, оказывает регулирующее действие на протеолитические процессы, происходящие в клетках организма. При этом в различных тканях, в зависимости от условий, может изменяться скорость образования пептидов с иммуномодулирующими и, в частности, с тимомиметическими свойствами, вероятно, что при стрессе (повреждении) перераспределение Т-лимфоцитов в тканях, а также скорость последующего восстановления структуры и функции поврежденных тканей связаны с интенсивностью образования пептидных тимомиметиков.

Таким образом, пептидная биорегуляция – новое научное направление, связанное с изучением молекулярных и клеточных механизмов, управляющих гомеостазом, разработкой способов и средств восстановления физиологических функций организма с целью предупреждения и лечения заболевания. Дальнейшее развитие того направления позволит по-новому подойти к изучению функций организма в норме и патологии, а также объяснить механизмы регуляции гомеостаза на уровне клеток и макромолекул.

Пройдя путь, длиной в полтора столетия, пептидные биорегуляторы заняли свое место среди средств, применяемых при лечении широкого круга заболеваний человека. В их числе пептидные тимомиметики – препараты, обладающие свойствами гормона тимуса, не являясь при этом фрагментами этого гормона. Эти средства позволяют улучшить результаты лечения, снизить частоту рецидивов и осложнений, а также увеличить продолжительность ремиссии. При некоторых заболеваниях, например, бактериальных и вирусных инфекциях, пептидные тимомиметики, как и другие иммуномодулирующие средства, являются обязательными препаратами, без которых трудно добиться необходимого эффекта в лечении патологического процесса.

Существуют принципы, которыми необходимо руководствоваться при проведении иммуномодулирующей терапии. Применять ее следует с учетом стоящих задач. Таковыми могут быть: профилактическая регуляция, проводимая с целью предупреждения заболеваний или осложнений, возникновение которых возможно в ходе последующего лечения, либо связанные с другими обстоятельствами, и лечебная иммунокоррекция, направленная на восстановление тех или иных иммунологических функций организма.

Важнейшим принципом, обеспечивающим успех в применении пептидных иммуномодуляторов, является комплексность. Иммуномодулирующие средства, в том числе пептидные тимомиметики, применяются только с этиотропной терапией.

Так, например, одновременное назначение комплекса №17 и антибиотиков при инфекционных заболеваниях бактериальной этиологии позволяет повысить чувствительность возбудителя к антибактериальному препарату, снизить эффективную терапевтическую дозу антибиотика и, соответственно, уменьшить вероятность ятрогенных осложнений. При совместном применении комплекса №17 и индуктора эндогенного интерферона повышается эффективность противовирусной терапии, заболеваний, вызванных интерферон чувствительными вирусами, а при профилактическом применении этой схемы возможно предотвращение развития манифестной инфекции.

Отдельным направлением является профилактическая иммунокоррекция, предполагающая применение иммуномодулятора до медицинской процедуры, требующей мобилизации защитных сил организма. Таковыми могут быть вакцинация, предполагаемое воздействие облучения, токсичных ксенобиотиков или экстремальных физических факторов. В этих случаях комплекс №17 будет способствовать повышению общей сопротивляемости организма и формированию адекватного состояния иммунной системы.

 

 

Форма выпуска: 30 капсул по 350 мг.

Способ применения: по 1 капсуле 1 раз в день во время еды, запивая водой. Курс – 30 дней. При необходимости курс можно повторить.

Ограничения: индивидуальная непереносимость компонентов, беременность, кормление грудью.

 

 

Олигопептиды компании Сово-Сова выпускаются под номером в капсулах:

№1 – пептидный пул для общего омоложения;

№2 – пептидный пул с антимикробным действием;

№3 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней глаз и нарушения зрения;

№4 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней печени и желчевыводящих путей;

№5 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней желудка и двенадцатиперстной кишки;

№6 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней легких и бронхов;

№7 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней щитовидной железы;

№8 – пептидный пул для омоложения, оздоровления, и лечения болезней яичников;

№9 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней матки и ее придатков и омоложения влагалища;

№10 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней молочных желез, включая онкопрофилактику;

№11 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней сердца;

№12 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней кровеносных сосудов;

№13 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней толстого кишечника, при синдроме раздраженного кишечника;

№14 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней тонкого кишечника;

№15 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней центральной нервной системы – головного и спинного мозга;

№16 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней периферической нервной системы;

№17 – пептидный пул тимуса;

№18 – пептидный пул эпифиза;

№19 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней надпочечников;

№20 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней поджелудочной железы;

№21 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней предстательной железы;

№22 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней почек;

№23 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней яичек и их придатков;

№24 – пептидный пул для оздоровления, укрепления, и лечения болезней мышц;

№25 – пептидный пул для оздоровления, укрепления, и лечения болезней суставов;

№26 – пептидный пул для оздоровления, укрепления, и лечения болезней костей;

№27 – пептидный пул для оздоровления и укрепления иммунитета;

№28 – пептидный пул для физической энергии и выносливости;

№29 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней кожи;

№30 – пептидный пул для восстановления роста волос и против облысения;

№31 – пептидный пул для нормализации работы лимфатической системы;

№32 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней уха;

№33 – пептидный пул для оздоровления и лечения болезней носа;

№34 – пептидный пул онкопротекторов для профилактики и в комплексном лечении раковых заболеваний;

№35 – пептидный пул для лечения наркотической зависимости;

№36 – пептидный пул для лечения алкогольной зависимости;

№37 – пептидный пул для лечения табачной зависимости;

№38 – пептидный пул для оздоровления селезенки;

№39 – пептидный пул для оздоровления красного костного мозга и при анемиях;

№40 – пептидный пул для спортсменов;

№41 – пептидный пул для терапии менопаузальных нарушений при климаксе у женщин;

№42 – пептидный пул для снижения повышенного артериального давления и лечения гипертонии;

№43 – пептидный пул для повышения артериального давления и лечения артериальной гипотонии;

№44 – пептидный пул для оздоровления, омоложения и лечения болезней соединительной ткани;

№45 – пептидный пул для лечения сахарного диабета 2 типа;

№46 – пептидный пул для лечения вегетососудистой дистонии;

№47 – пептидный пул для лечения пародонтоза;

№48 – пептидный пул для лечения аутизма;

№49 – пептидный пул для лечения атеросклероза;

№50 – пептидный пул для блокирования чувств голода и регуляции пищевого поведения.

Для просмотра декларации жмите на изображение.